Происшествия
1768

Психотренинги с ущербом...

... для психики?Для 32-летней улан-удэнки  курс эффективного общения обернулся тяжелейшим психическим срывом

Для 32-летней улан-удэнки невинный на первый взгляд курс эффективного общения с окружающими обернулся тяжелейшим психическим срывом

После посещения трехдневных тренингов в частной организации «Всемирный центр взаимоотношений» Марина Цырендоржиева полгода находилась на длительном лечении. У нее развилась «реактивная депрессия с фобическими включениями», как заключили специалисты. Появились страхи, ощущение паники, дрожали руки, участилось сердцебиение, возникла боязнь окружающего мира. Ей пришлось обратиться к услугам частного психотерапевта, чтобы восстановить здоровье. В итоге она потратила около 30 тысяч рублей на лечение.

Марина считает, что психокурсы, очень модные на Западе, а теперь и у нас, сказались на ней самым негативным образом. Причинили серьезный ущерб ее здоровью. Только после долгих разбирательств центр вернул ей 4900 рублей за учебу. Возместить стоимость лечения и услуги частного врача отказались, мотивируя это тем, что женщина сама во всем виновата.

 

«Провокационные методы»

Марина Цырендоржиева шла на курсы с надеждой, что они станут полезны для нее и пригодятся в ее работе. О тренингах она узнала от знакомых, которые отзывались об учебе очень хорошо. По словам молодой женщины, ей красочно описали, что их будет проводить опытный тренер из Москвы, который специально приехал для этого в Улан-Удэ.

— Я посчитала, а почему бы и нет, ведь это хорошая возможность обрести новые навыки, — рассказывает Марина.

Атмосфера на тренинге, по ее словам, была располагающая: чай, кофе, доброжелательное отношение. Однако сразу с началом занятий она почувствовала себя неуютно.

— Вот один из методов, который условно можно назвать «глаза в глаза»: все разбиваются на пары, и совершенно незнакомый такой же обучаемый смотрит неотрывно тебе в глаза на протяжении нескольких минут, — рассказывает Марина.

Казалось бы, безобидное упражнение, но оно вызвало бурю скрытых эмоций в ней. Стали всплывать картинки из детства, порой с воспоминаниями совершенно давно забытых вещей и деталей. Остальные задания тоже оказались некомфортными для клиентки центра. Однако отказаться от их выполнения Марина постеснялась.

— К тому же удерживало то, что до начала занятий тренеры настоятельно наказывали, чтобы все участвовали во всех упражнениях, — говорит Марина.

Через три дня тренинги закончились, а на четвертый день был своеобразный выпускной для слушателей курсов. После этого желающие могли пройти второй этап, плата за который составляла 1500 рублей. Марина тоже внесла деньги, хотя уже начала чувствовать себя неважно. Она поделилась своей тревогой с тренерами, рассказала им, что с ней что-то происходит.

— Да это было и заметно по мне. Московский тренер посоветовал направить свои мысли в русло «со мной все в порядке», однако пользы от этого было мало, — говорит Марина.

У молодой женщины заметно изменился взгляд, глаза стали с нездоровым блеском и постоянно бегали.

— Менеджер завела меня в курилку и сказала, что если я не постараюсь взять себя в руки, то весь народ распугаю, — рассказывает Марина.

Несмотря на заметные проявления, никакой психокоррекции ей проведено не было.

 

«Сама виновата»

По словам Светланы Воронцовой, директора «Всемирного центра взаимоотношений», Цырендоржиева сама виновата. Она должна была предупредить, что десять лет назад подобное проявление у нее уже было.

— В договоре есть пункт, согласно которому нас должны предупреждать, что ранее состояли на учете или имелись психологические заболевания, — говорит Светлана Воронцова. — Марина нас об этом не предупреждала.

К тому же, по ее словам, женщина могла в любой момент отказаться от выполнения упражнений. Сама Марина не отрицает, что десять лет назад в результате сильной травмы похожее состояние у нее было. Однако она не считает себя в данном случае виноватой.

— В соглашении указано, что это просто образовательный курс и всякая психотерапия или другое воздействие на психику исключается, хотя их методы оказались, наоборот, именно такими, — считает женщина.

К тому же, на ее взгляд, не было индивидуального подхода, о чем в начале было обещано слушателям. Сейчас Марина себя корит, что тогда не прислушалась к своим внутренним предостережениям.

— Подписывая соглашение, я обратила внимание на пункт, в котором говорится, что во время прохождения курса не исключены эмоциональные перегрузки, но мы снимаем всю ответственность с центра. Почему? — недоумевает она.

Директор центра объясняет это так.

— За результат несет ответственность сам студент, а мы только за обучение, — говорит Светлана Воронцова.

Она также утверждает, что случай с Мариной — прецедент за всю пятилетнюю работу центра. Он действует по системе франчайзинга, покупая права на проведение различных курсов.

— Это единственный случай. Все тренинги ведут опытные тренеры, которых мы приглашаем. В случае с Мариной это был психотерапевт, который состоит в гильдии психиатров. К тому же Марина к нам за помощью не обращалась, я ее после курсов не видела, — утверждает Воронцова.

Но Марина уверяет в обратном: и разговоры были, и встречи, и она даже оплатила консультацию одному из приезжих тренеров, которые и вели эти курсы.

— Никакой помощи абсолютно. К тому же мне с трудом вернули деньги: и уплаченные за второй этап, и 4900 рублей за первый. Они отказываются мне возместить мое лечение, — говорит она.

Воронцова утверждает, что за первый курс они отдали деньги «в качестве компенсации».

— Что касается возмещения выдвинутых ею требований, то считаю их необъективными. Где чеки с расходами, справка с диагнозом от врача? — говорит Светлана Воронцова.

Марина утверждает, что все подтверждающие бумаги она показывала, но все безрезультатно.

— Я уж даже и не прошу компенсации за моральный и физический вред, — говорит она.

Сейчас молодая женщина придерживается мнения, что деятельность подобных центров, предлагающих психотренинги, небезопасна и проводить с людьми обучение психометодикам могут только опытные врачи-психотерапевты, а не частные предприниматели.

 

Марина считает, что психокурс «Понимание себя и других» не только не принес пользы и опыта, а, наоборот, полностью подавил ее самооценку / Фото М. Агнора.

Автор:

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях