Народный Хурал принял отдельный закон о доме для инвалидов-колясочников - новости Бурятии и Улан-Удэ
Главное Популярное Все
Войти

Народный Хурал принял отдельный закон о доме для инвалидов-колясочников


3576

Экстраординарное для социальных учреждений России событие произошло на последней сессии Народного Хурала Бурятии

  Экстраординарное для социальных учреждений России событие произошло на последней сессии Народного Хурала Бурятии. По предложению Министерства социальной защиты Бурятии депутаты решили, что отныне порядок и условия предоставления квартир в построенном несколько лет назад и частично заселенном доме для инвалидов-колясочников будут определяться специальным законом

Всего в доме насчитывается 83 квартиры. Сейчас в первом жилом корпусе заселены 52 квартиры, в которых проживают 54 колясочника, 16 их детей и 55 членов семьи.

В ближайшее время во втором корпусе хотят заселить еще 31 квартиру. Никогда раньше в нашей стране не принималось ни федеральных, ни местных законов, регулирующих проживание людей в одном, пусть даже многоквартирном доме.

 

Отрицательный опыт — тоже опыт

Депутаты законодательно закрепили за этим уникальным для России домом статус специализированного. Хотя первоначально, помня некрасивую историю с домом ветеранов на Ермаковской, где власти показали себя с очень невыгодной стороны, предлагалось отдать этот дом в управление самим колясочникам, а квартиры раздать собственникам. Однако проблема оказалась сложнее, чем казалось на первый взгляд.

— Сегодня в республике более двух тысяч таких людей, и их число с каждым годом растет, — рассказала депутатам министр социальной защиты населения Бурятии Наталья Хамаганова. — Этот специализированный жилой дом — уникальный объект социальной сферы, в котором созданы условия для проживания и повышения качества жизни инвалидов-колясочников: пандусы, широкие коридоры и лифты, помещения с широкими дверными проемами, приспособленные для таких инвалидов санузлы. Идеология закона в том, чтобы сохранить статус дома как специализированного для проживания там инвалидов этой группы. Расходы на содержание дома пре­дусмотрены в бюджете Бурятии на 2009 год.

Таким образом, инвалиды-колясочники, получившие квартиры в этом доме, не смогут оформить их в собственность, а после своего ухода из жизни передать по наследству своим детям или другим членам семьи. Вопреки ожиданиям, в случае с этим домом чиновники и большинство людей на колясках, входящих в общественную организацию «Фонд «Безбарьерная среда», находятся по одну сторону баррикад и выступают против того, чтобы давать возможность нанимателям приватизировать квартиры в этом доме.

— Я и большинство жильцов дома за то, чтобы сохранить его как социальное учреждение, — заявила «Информ Полису» лидер общественной организации инвалидов-колясочников Эржена Будаева, председатель фонда «Безбарьерная среда». — При такой схеме мы здесь в Бурятии приближаемся к лучшей западной модели решения проблемы инвалидов на коляске. Ведь в этом доме люди будут жить не как в доме-интернате, где все права людей нарушаются, а в отдельных квартирах со своими семьями. После смерти инвалида судьба членов его семьи окажется в подвешенном состоянии. И все, кто сейчас живет в этом доме, должны заранее позаботиться о том, куда они будут переселяться. Причина этого — дефицит жилья, который является позором для нашей страны. Но в нашем случае отдать квартиры в собственность инвалидам — это не выход из положения. Поскольку может так получиться, что через несколько лет в доме, где созданы такие условия для колясочников, которым все в России удивляются, а некоторые даже завидуют, будут жить обычные здоровые люди и не останется ни одного инвалида-колясочника. Зачем тогда нужно было строить такой дом?!

 

Уникальный дом

Действительно, нигде в России, кроме как в доме по улице Жердева, 44 а, в Улан-Удэ, нет такого пандуса, по которому любой колясочник может подняться без лифта на пятый этаж. По словам жильцов, здесь по этому пандусу могут проехать в ряд два авто, не говоря уже о колясках его обитателей. Всего за счет широты коридоров и других помещений половина площадей в доме (6 тысяч квадратных метров) относится к дополнительным площадям. По мнению Эржены Будаевой, отдать дом муниципалитету, раздать квартиры в собственность жильцам и повесить содержание дома на них самих — это был бы тупиковый вариант.

— Мэрия такие дома финансово поддерживать не может по закону, так как содержание социальных учреждений — это обязанность субъекта Федерации, — говорит Эржена Будаева. — За то, что правительство будет содержать дом, его жильцы должны заплатить некоторым ограничением свобод, поскольку условия проживания и размер оплаты определяет собственник дома. Например, жильцы не могут приватизировать, сдать квартиру, передать ее по наследству и даже самостоятельно решить, сколько членов семьи может проживать вместе с ними. Поскольку определено, что на каждого инвалида в квартире приходится тридцать квадратных метров, а на каждого члена семьи по девять. То есть в самой большой квартире, 2-комнатной, площадью 66 квадратных метров, могут жить только пять человек.

 Тем не менее страшилки про «концлагерь для колясочников» звучат не столь мрачно на фоне опыта подобных заведений в других регионах России. Например, в Самаре, где власти построили «городок колясочников», инвалиды живут в отдельных коттеджах. Но если у инвалида появился ребенок или он решил жениться, то он должен покинуть этот коттедж. То есть, если инвалид поселился в этот дом одиноким, он вынужден всю жизнь жить в одиночестве под страхом, что его оттуда выкинут. В итоге «рай для колясочников» оборачивается тем же домом-интернатом, где нарушаются все человеческие права. Пример Казани, где подобные заведения существуют в виде реабилитационных центров с проживанием инвалидов всего по году-два, тоже не вдохновляет. В Рубцовске же для колясочников построили обычный жилой дом и сразу отдали квартиры жильцам.

В Улан-Удэ колясочники живут в своем доме в отдельных квартирах, никто не запрещает им рожать детей и тем более не принуждает, как в домах-интернатах, к стерилизации. Через депутатов инвалидам удалось отстоять то, что и они сами, и их родственники платить за квартиру будут по общегородским тарифам. Хотя раньше, по словам заместителя министра соцзащиты Анатолия Кириллова, планировалось создать для членов семьи «невыгодные условия для проживания в этом доме». Но недовольные статусом специализированного дома, тем не менее, имеются.

 

Еще одна мина замедленного действия?

— Сначала все было ясно. Замминистра социальной защиты Анатолий Кириллов сам пришел и сказал: возьмите жилье и живите, чтобы не было вопросов, — сказал, обращаясь к приезжавшим в дом перед принятием закона депутатам, один из жильцов дома Солбон Аюшеев. — Кинули эту кость, а теперь начинаете крутить-мутить. Я понимаю, что есть другие инвалиды-очередники, которые будут приходить к вам и спрашивать: где квартира, которую вы обещали? А вы будете как отвечать: пока никто не умер, подождите? Тут у нас атмосфера уже накаляется, мы начинаем меж собой жить плохо.

Пока дом только заселяется и проблема выдворения его «насельников» после смерти родственников не стоит. Однако нельзя исключать возможности обострения ситуации в дальнейшем, когда инвалиды начнут уходить из жизни. В доме на Ермаковской сначала тоже все были «согласны», а телевизионная картинка оттуда напоминала социальную идиллию.

Необходимо учитывать и тот факт, что особенно активно против приватизации квартир выступают те из колясочников, кто стоит в очереди на получение жилья в этом доме. Есть целая категория жильцов, в основном горожане, которые имеют квартиру в городе, сейчас благополучно сдают ее и не беспокоятся за то, что их родственникам негде будет жить. Но большинство из жильцов дома, около 80 процентов, — это бывшие жители сел. Для них и для их родственников этот дом — шанс зацепиться в этом городе, где остальным жителям республики легально получить землю и построить дом сложно.

 Много вопросов вызывает и возможность строительства третьей очереди дома, где по проекту должны располагаться мастерские для инвалидов. Еще более призрачным выглядит будущее у предполагаемого «культурно-спортивного центра». Земля под этот пристрой к дому колясочникам выделена, но у Министерства соцзащиты на нее совсем другие планы.

Сегодня правительство, как собственник дома, уже выставило эту землю на торги для строительства на ней коммерческого жилья. Правда, с обременением. Новые хозяева ставят условие, чтобы квартиры на первом этаже будущего дома-пристроя были отданы колясочникам. За это инвалиды должны расстаться со своей мечтой — готовить в этом культурно-спортивном центре будущих чемпионов Паралимпийских игр, заниматься танцами на колясках и плавать в специально обустроенном бассейне.

 

Читать далее

Читайте также