Общество
3011

Наполняйте душу светлыми мыслями

О том, как в старину наши предки встречали Сагаалган, «Информ Полису» рассказала одна из старейших жительниц Окинского района Дулма Раднаевна Мунконова

О том, как в старину наши предки встречали Сагаалган, «Информ Полису» рассказала одна из старейших жительниц Окинского района Дулма Раднаевна Мунконова

— Я родилась в 1920 году. Хорошо помню, как мы всей деревней встречали Сагаалган в 20-х годах, — вспоминает она.

В деревне Бэлэгшэбэй, где родилась Дулма Раднаевна, ее семья была одной из зажиточных. Имела отару овец, большое поголовье коров, яков, монгольских быстрых лошадей. Родители строго соблюдали все необходимые ритуалы.

— Все делалось для того, чтобы приходящий год был удачным, без болезней. Все пытались совершить как можно больше благодеяний в первые дни Нового года, отдавали все долги. Помню, мать даже утварь, если брала чью-то, обязательно отдавала обратно. Отец говорил, что нужно наполнять душу светлыми мыслями, устремлениями. Поэтому месяц и начали называть белым, так как в этот срок надо постараться удержать все светлое в себе, — говорит Дулма Мунконова.

 

Как встречали праздник

Культовая встреча Сагаалгана начиналась в дацанах. Чтобы год прошел благополучно, в эти дни обязательным было молиться. Ламы в деревнях совершали по случаю наступления Нового года специальный многодневный молебен, который продолжался весь месяц и посвящался всем чудесам Будды. Проводился магический ритуал вечернего костра «Дугжууба» — обряд духовного очищения от дурных помыслов и болезней.

— Накануне Нового года мы никуда не выходили, сидели дома среди своих близких, чтобы вместе со всеми совершить обряды поклонения домашним божествам и подношение угощений хозяину очага, — вспоминает Дулма Раднаевна.

Самое лучшее мясо — баранья грудинка вместе с бедренной костью — подносилось бурханам. Готовили для подношения зоохэй, тогооной архи — молочную водку.

— Наутро отец с моими братьями встречал Новый год с подношением «сэржэм» всем бурханам нашей местности, — рассказывает Дулма Раднаевна.

С завершением всех обязательных обрядов начиналось гулянье. Весь первый день проходил во взаимных поздравлениях, приеме гостей и хождениях в гости.

— В нашей деревне все говорили друг другу: «Баясарга мэндэ, бугсэргэ мэндэ, сэргэ мэндэ, хултнэй хунгэн ябаг, бэентнэй элуур энхэ ябаг. Хойто хормойетнэй хонид гэшхэг, урда хормойетнэй аша гушанартнай гэшхэг» («Легкости в ногах, здоровья в вашем теле, пусть баранов ваших не перечесть и внучат пусть будет тоже много»). Когда уже все вместе собирались, то дружно танцевали ёхор, наадан. Особенно мне нравилось играть в детстве в дурлэхэ наадан (детская игра из бараньих косточек), а вечерами слушать старейшин села — улигершинов, — вспоминает Дулма Раднаевна.

 

Время перемен

В советское время некоторые буряты начали отказываться от этих устоев, но были и те, кто тихо следовал многовековым традициям.

— Это было в 30-х годах. В один из тех дней, прямо перед Сагаалганом, не стало в нашем доме ни божественных икон, ни изобилия продуктов из мяса, молока. Мать готовила на праздник только зоохэй, но уже из кукурузной муки, получалось не очень вкусно. Литые из золота бурханы отец успел спрятать в застывших вулканических лавах Саянских гор. Туда в последующем в дни Сагаалгана мы скрытно ходили всей семьей. Молились долго и продолжали преподносить дань местным божествам, — рассказывает Дулма Раднаевна.

В те годы перестали проводить обряд очищения, не звучали многодневные молебны и прекратилось совместное празднование Сагаалгана.

— Начали работать в колхозе. Местный дарга, т.е. председатель колхоза, постоянно ругался на тех, кто праздновал Сагаалган. На совещаниях много говорилось о том, что Бога нет и веры никакой не должно быть. Тех, кто тайно хранил в доме бурханов, наказывали. Но многие, так же как и мои родители, ранним утром тайно ставили hан, преподносили сэржэм и уже с рассветом все в ограде убирали, — вспоминает сложные годы Дулма Раднаевна.

До сих пор женщина продолжает готовить на Сагаалган своим детям, внукам вкусный зоохэй, халуун хониной бухэлеор мяха, буузы. Белой молочной пищей, символизирующей изобилие и добродетель, встречает гостей.

 



Зоохэй (саламат) от Дулмы Раднаевны

Сметану кипятить на слабом огне, постоянно помешивая деревянной ложкой. Затем в нее начинают медленно подсыпать муку, при этом убыстряя помешивание, в противном случае образуются комки. Беспрерывное помешивание сказывается на выделении масла, чем больше выступает, тем лучше. Для этого подливают молока или даже воды, но совсем немного. Для саламата лучше всего подходит ржаная мука грубого помола. Блюдо готово, когда на дне и по бокам появится румяная корка и сама каше­образная масса, вся пропитавшись маслом, перестанет прилипать к ложке.

На 6—8 человек — 1 кг сметаны, 1 стакан муки, соль по вкусу.

В свои 88 лет Дулма Мунконова продолжает готовить на Сагаалган пищу, символизирующую изобилие и добродетель

/ Фото А. Огородник.

Автор:

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях