Происшествия
1958

"Мы думали, что началась война"

Жители улицы Дальненагорной, увидев из окон руины и пламя, готовились к худшему

Жители улицы Дальненагорной, увидев из окон руины и пламя, готовились к худшему

Оглушительные взрывы, руины, звук битого стекла, рушащиеся заборы и крыши — таким запомнят утро 22 февраля жители улицы Дальненагорной, что на Батарейке

Последствия утечки газа из топливной системы автомобиля ЗИЛ в гараже ООО «Дария» поражают масштабами: полностью разрушен жилой дом семьи Новокрещиных, в радиусе более 100 метров повреждены крыши, окна домов. На территории пивной компании вокруг эпицентра взрыва — руины. Восьмилетняя Настя Новокрещина, которая оказалась под завалом, находится в больнице, пострадал 62-летний сторож ООО «Дария». В то утро жители улицы Дальненагорной ожидали чего угодно.

— Мы испугались, я крикнула сыну: «Женька, вставай, нас бомбят!». Я так и подумала, что война началась, — говорит Нина Кузнецова.

 

КОПАЛ РУКАМИ, НОГАМИ И ЗУБАМИ

Громкий хлопок и падающая крыша над головой — все, что видел и слышал в первые секунды после взрыва Сергей Новокрещин. В кромешной тьме, ничего не понимая, он спросонья пополз к стене, как учили в школе. Голос жены Лидии: «Сережа, Сережа, Настенька, доченька наша где?» — привел в чувство и заставил действовать.

— Все кругом падает, ничего непонятно. Я сначала пополз в другую сторону, главное для меня было дочку спасти, — говорит Сергей.

Только по печке мужчина смог сориентироваться в собственном доме. По голове ударила упавшая потолочная балка. Сергей поднял голову и увидел открытое небо.

— И тут я действительно испугался, — говорит Новокрещин. — Я понял, что стою на дочкиной кровати, которая засыпана метра на полтора.

С молитвами о спасении своей малышки он начал копать, крича: «Помогите! Помогите!».

Шифер, балки, кирпичи, арматуру откидывал в сторону. И тут показался носик, забитый пылью. Очистив его, он услышал, что дочка задышала.

— Я давай ее вытаскивать, а тело не идет. Я испугался, думал, что сейчас ее дерну, а вдруг там ножки прижаты, позвоночник, боюсь.

Тут на подмогу Сергею подоспел сосед Евгений Антонов. Он стал светить фонариком, а Сергей спешил — копал ногами, руками, зубами. Вместе они достали Настеньку, которая плетью повисла на отцовских руках и прерывисто дышала.

По звукам сирены Сергей понял, что подъехала «скорая», и передал дочку жене Лидии, которая в одной ночной рубашке по морозу побежала к машине. Сергей ехать в больницу отказался.

— Все это время я был практически в одних трусах, ноги уже ничего не чувствовали. Пошел одеться, а дома-то нет, — устало усмехается Сергей.

 

«НА МЕНЯ УПАЛА ОКОННАЯ РАМА»

Бабушка Матрена Маврина из дома, находящегося примерно в 200 метрах от эпицентра взрыва, подскочила, подумав, что в квартире лопнул телевизор или холодильник. Забегав с сестрой в темноте, старушки даже не заметили, что закрытая до этого на крючок дверь настежь открыта, а на веранде на полу вылетела крышка погреба. Услышали три хлопка. Со стен посыпались портреты в рамках, с подоконников — цветы, упали телефон, зеркало.

Евгения Слепнева из дома №26 проснулась от того, что на нее упала оконная рама. Клубы пыли, грохот и кромешная темнота. Первая мысль: началась война или на город сбросили бомбу.

— Я оттолкнула ставню, а там уже все горит, одни руины, — говорит Евгения.

Молодая женщина с трудом растолкала спящего мужа Руслана, который сразу даже не поверил словам жены. Руслан бросился к месту взрыва.

— Горел ЗИЛ, его почему-то тушить не стали, потом загорелся микрогрузовичок, что ли. Сигнализация сработала на другой машине. Я туда пройти не смог. Там человек был, сторож, наверное, весь в крови. Бегал, ничего не понимал, в шоке, видимо. Я отвел его в «скорую», — говорит Руслан.

 

ПООБЕЩАЛИ ЗАСЕЛИТЬ В БАРАК

В обед 22 февраля люди, на несколько минут почувствовавшие, что такое бомбежка, приводили в порядок свои дома. Евгений Антонов колотил новый забор, бабушка Матрена сметала стекла. Сергей, с покрытым копотью лицом, потерянно ходил на развалинах своего дома. В грузовик грузили то, что осталось от мебели: побитый кухонный гарнитур, новый холодильник, дверь от которого нашли на улице. Но Сергей Новокрещин успокоился — все живы, жизнь дочери вне опасности, в отделении травматологии БСМП сообщили, что у девочки нет ни одного перелома, правда, что-то тяжелое упало на грудную клетку, повреждена почка.

Где будет жить семья, пока не известно. Городские власти прямо на месте трагедии поспешили сообщить, что земля, где стоял их дом, немуниципальная, все претензии нужно предъявлять ООО «Дария», и пообещали всех заселить в барак.

Автор:

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях