Общество
2545

Что делать с памятниками истории?

В Улан-Удэ вновь развернулась дискуссия о возможном переносе в Этнографический музей или на улицу Линховоина памятников деревянного зодчества, расположенных в историческом центре города

После недавнего коллективного выезда в полном составе правительства Бурятии в Томск в Улан-Удэ вновь развернулась дискуссия о возможном переносе в Этнографический музей или на улицу Линховоина памятников деревянного зодчества, расположенных в историческом центре города. Президент Бурятии на пресс-конференции по приезду из Томска заявил о том, что, якобы, назрела необходимость значительно сократить количество охраняемых государством объектов культурного наследия.

- Мне недавно принесли на утверждение республиканскую программу по охране объектов культурного наследия, - сказал журналистам президент Бурятии Вячеслав Наговицын. – Небольшие деньги, 12 миллионов рублей. Казалось бы, можно было подмахнуть, но я заинтересовался, почему именно эти три здания нужно проводить в порядок, и что делать с остальными. Оказалось, что памятников истории у нас 1650, а истории в них не видно. Видимо, в один какой-то период этим поручили заняться такому хорошему коммунисту, что он взял и вставил в этот список все революционные памятники. Такое ощущение, что у нас с вами кроме истории революции ничего не было! А почему нет памятника казакам, которые впервые высадились на эту землю?!

    В городе, где произошло становление Наговицына как руководителя, к нему пришла «свежая» идея избавиться от лишних памятников, которые «не имеют никакого исторического значения».

   - Памятников должно остаться ровно столько, сколько мы можем содержать, - считает президент Бурятии Вячеслав Наговицын. – Ведь без слез не возможно смотреть на наши 1650 памятников. Каждый год мы их теряем по сотне потому, что они просто сгорели или упали! И никому до них дела нет, потому, что нет денег. За что мы держимся?! Непонятно! Вот в Томске их оставили триста, выделяют на них по 100 миллионов каждый год, сделали капитальный ремонт. Если мы сделаем так же, все станет понятно, а самое главное все это начнет работать на экономику республики.

    Комментируя выступление главы республики, заместитель министра строительства Виктор Хандаев в интервью одному из телеканалов Бурятии высказал не менее «свежую» мысль.



"МЕЧТАЙТЕ В РАМКАХ ЗАКОНА"

    - Господин Хандаев сказал, что все памятники нужно перенести в Этнографический музей, - говорит руководитель Республиканской службы охраны памятников Ирина Петрова. – Как вы себе представляете то, что здание правительства, где сидит министерство строительства, и Народного Хурала переносят в Этнографический музей. Господа, вы мечтайте, но в рамках закона! А с памятниками деревянного зодчества ситуация такая, что всего по России существует только один прецедент с переносом памятника на другое место. По закону это можно сделать, только получив заключение историко-культурной экспертизы от организации, имеющей федеральную лицензию. После этого разрешение на перенос должен дать федеральный орган власти - Росохранкультура. 

    Как сообщила Ирина Петрова, в Бурятии на государственной охране находится 1632 объекта культурного наследия, из которых большинство (755) является археологическими памятниками федерального значения, 286 – это памятники архитектуры, 587 – памятники истории и 4 – памятники монументального искусства. Кроме того, города Улан-Удэ, Кяхта, Бабушкин и поселки Новоселенгинск имеют статус исторических поселений. О «сотне в год сгоревших или упавших памятников» Ирине Петровой ничего не известно. За многие годы здесь утрачено лишь 12 объектов культурного наследия. Эти дома либо сгорели, либо на них утрачен предмет охраны – элементы резьбы, декора и т.д.

    Похожая картина и в Томской области. Сегодня там охраняются государством 1200 памятников археологии, 386 памятников истории и архитектуры регионального значения, 58 памятников федерального значения и два особо ценных объекта. Кроме того, в Томске действует муниципальная программа «Сохранение деревянного зодчества», в которую помимо всего этого вошли 300 памятников муниципального значения. То есть, там никто ничего не вычеркивал из списка памятников, а, наоборот, добавили.

    - Я хочу напомнить, что в 1918 году в нашей стране тоже разрушалось много памятников, которые «не имели исторического значения». Неужели история опять повторяется? – спрашивает Ирина Петрова. – Основанием для того, чтобы исключить памятник из списка охраняемых объектов культурного наследия, является заключение историко-культурной экспертизы и решение Росохранкультуры. Это сделано для того, чтобы субъектам Федерации неповадно было действовать в этой сфере по собственному усмотрению. Когда, например, какому-нибудь коммерсанту понравилась площадка в центре города, занятая памятником, а местные власти взяли и своим актом сняли его с охраны. Поставить на государственную охрану объект вы можете, а вот снять его с охраны – это прерогатива Российской Федерации!

Автор:

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях