Реабилитированный судится с Министерством соцзащиты
Главное Популярное Все
Войти

Реабилитированный судится с Министерством соцзащиты


1979

Даши Аюшеев хочет, чтобы государство вернуло ему то, что отобрали у его отца 50 лет назад.

Даши Аюшеев хочет, чтобы государство вернуло ему то, что отобрали у его отца 50 лет назад. Это первый случай в Бурятии, когда «жертва политических репрессий» обратился в поисках справедливости в суд

 

— Я хочу, чтобы государство вернуло хотя бы часть того имущества, которое было отнято у моей семьи после ареста моего отца в 1937 году, хотя бы жилье, — говорит 72-летний Даши Аюшеев.

Однако Министерство социальной защиты Бурятии в официальном письме написало, что предоставить жилье могут в порядке очереди и только на условиях договора социального найма. Пенсионер обратился в суд Железнодорожного района и проиграл. Ветеран труда написал кассационную жалобу в Верховный суд и намерен обратиться в Европейский суд. Через ФСБ Бурятии он поднял архивные данные, в которых есть запись, что было изъято у его семьи. Все исковые заявления на социальный орган республики Даши Аюшеев составляет сам, так как у него нет возможности оплачивать услуги адвоката. Даши Аюшеев считает, что у него просто нет времени сидеть и ждать полагающейся компенсации от государства.

— Я уже в возрасте и боюсь, что очередь так до меня и не дойдет, — говорит пенсионер.

 

АРЕСТОВАЛИ ОТЦА ПО ДОНОСУ

В 37-м у Аюшеевых отобрали все: дом, хозяйственные постройки, скот и плуг, которым обрабатывали землю. Мать Даши осталась без угла, с тремя маленькими детьми на руках. Выручили родственники. Жили они в селе Алла Курумканского района. Даши Аюшееву тогда было 7 месяцев. Сандиба Аюшеева НКВД обвинил в политической неблагонадежности и осудил к десяти годам концлагерей по печально известной политической статье «58-10». Позднее выяснилось, что пострадал Сандиба Аюшеев незаслуженно по доносу односельчанина. Уже с 6 лет Даши начал работать вместе с матерью и сестрами в колхозе. Мальчишкой во время войны он наравне со взрослыми вязал чулки и носки, пас овец на отаре, доил коров.

По официальному заключению, отец Даши Сандибаевича умер в 1943 году в концлагере Красноярского края от туберкулеза легких.

— Я еще больше проникся уважением к своему отцу, когда узнал, что он ни под какими пытками и давлением так и не признал обвинений, которые ему предъявляли, — говорит Даши Аюшеев.

В 1988 году отца официально реабилитировали. Однако Даши Аюшеев и его сестры узнали об этом спустя два года, случайно из газет, в которых публиковали списки жертв политических репрессий. Хотя до этого почти семь лет он безрезультатно отправлял запросы в разные инстанции, узнать, где и от чего умер Сандиба Аюшеев. Им выдали справку о смерти отца. Лишь в 1994 году его вместе с сестрами признали необоснованно пострадавшими от политических репрессий и оставшимися в несовершеннолетнем возрасте без попечения отца. Тогда же Даши Аюшеев встал в очередь на благоустроенную квартиру в администрации города. Сейчас он 44-й в очереди по выделению жилья в списке реабилитированных. Как инвалид труда, он включен в список нуждающихся в улучшении жилищных условий. Его очередь — 1370-я.

 

ВЗАМЕН ХОТЯТ ВРЕМЯНКУ ПРЕДОСТАВИТЬ

Три года назад Даши Аюшеев с супругой переехал из села Алла Курумканского района в Улан-Удэ к детям.

— Одним уже тяжело, — говорит Даши Сандибаевич.

Однако пенсионер намерен вернуть то, что принадлежало его семье. Он обошел не одну инстанцию в поисках правды. Пенсионер очень надеется на вмешательство и поддержку президента Бурятии Вячеслава Наговицына.

— Он же решил мудро вопрос с домом для ветеранов ВОВ на Ермаковской, это дает надежду, — говорит Даши Аюшеев.

Пенсионер особенно возмущен принятым в феврале 2005 года постановлением правительства республики, на которое ссылаются чиновники Министерства социальной защиты населения Бурятии. Из документа следует, что жилье предоставляется по месту применения репрессий и только на условиях договора социального найма.

— Такой закон напрямую нарушает права реабилитированных. Где же такое видано, то есть до своей кончины я могу жить, а потом моих родных, как когда-то меня, выгонят на улицу! — возмущается Даши Аюшеев.

В Министерстве социальной защиты лишь пожимают плечами, утверждая, что больше ничем помочь Аюшееву не могут. В Минсоцзащиты нет очереди по реабилитированным, так как обращаются жертвы политических репрессий очень редко. А на квартиру в Улан-Удэ Даши Аюшеев претендовать не может.

— Даши Сандибаевич на самом деле первый из реабилитированных, кто обратился с жалобой в суд. Ему нужно снова выехать в Курумканский район, поскольку его отец репрессирован был там, снять какое-нибудь жилье и обратиться в органы социальной защиты, представив необходимый пакет документов, и только после этого он будет иметь право на социальное жилье, — сказал Олег Хажеев, первый заместитель министра социальной защиты населения РБ.

Также Даши Сандибаевич может подать иск на компенсацию из федерального бюджета.

— Десять тысяч рублей, если было изъято имущество и жилье. Если только движимое имущество, сумма составляет 4 тысячи рублей, — пояснил Хажеев.

Однако пенсионер не согласен с такой компенсацией. Даши Аюшеев готов пройти все судебные инстанции в России и обратиться в Европейский суд по защите прав человека.

— Я простой человек и прошу восстановить справедливость, я не настаиваю на каких-то привилегиях. Пусть вернут то, что незаслуженно присвоили, — настаивает пенсионер.

Фото Марка Агнора.

Читать далее

Читайте также