Ворованный металл — польза государству? - новости Бурятии и Улан-Удэ
Главное Популярное Все
Войти

Ворованный металл — польза государству?


3132

Росимущество претендует на изъятый металлолом.

Росимущество претендует на изъятый металлолом.

Можно ли государству изымать у приемщиков сомнительного происхождения лом черных и цветных металлов? Будет ли государство торговать ворованным металлоломом, конфискованным на этом в прямом смысле «черном рынке»? Сегодня МВД и Росимущество предлагают разные схемы того, как государство сможет поставить заслон воровству металла промышленного производства

 

КАК МВД ЛЕГАЛИЗУЕТ ВОРОВАННЫЙ МЕТАЛЛ

Сколько сегодня в Бурятии работает пунктов приема лома черных и цветных металлов, точно не знает никто. Только легальных приемщиков насчитывается около 80-ти: лицензию на заготовку и переработку металлолома имеют 17 юридических лиц и 6 их филиалов, на заготовку и переработку лома черных металлов — 36 организаций и 18 их филиалов.

— Большое количество приемных пунктов создает условия для сбыта похищенного имущества, — говорит начальник Управления уголовного розыска криминальной милиции МВД Бурятии Александр Гусак. — В России сегодня законодательно не урегулирован оборот металла, что позволяет принимать краденый металл без всякой ответственности.

В единственном специальном постановлении правительства России от 14 декабря 2006 года «О лицензировании в области оборота лома цветных и черных металлов» нет ни одного пункта, регламентирующего наказания за нарушения, связанные с принятием краденого металла. А смешные штрафы от 500 до 2500 рублей совсем не препятствуют такой деятельности, а, наоборот, поощряют.

— За четыре месяца 2008 года в ходе проведения мероприятий (милиция сейчас периодически организует рейды по приемным пунктам металлолома. — Авт.) изъято из незаконного оборота 48 тонн 240 килограммов металла, — сообщил Александр Гусак. — Однако весь металл был позже возвращен лицам, у которых он был изъят. Во-первых, у нас нет места для хранения изъятого металлолома, во-вторых, при рассмотрении материалов в судах не применяется такая мера дополнительного наказания, как конфискация металла.

В этом случае государство, налагая штрафы на «заготовщиков» металла, просто берет свою небольшую «долю» с какой-то части ворованного металла, который после этой процедуры становится полностью легальным. Пройдя через символические штрафные санкции, наши российские скупщики металла могут со спокойной совестью, а главное, совершенно открыто и без всякого риска отправлять его в Китай.

Допустим, милиция «отобрала» у приемщика 5 тонн явно ворованного металла. То есть у него обнаружен промышленный металл (от новых рельсов и тормозных колодок до обмотки двигателя и проводов), законное нахождение которого на пункте приема он не смог объяснить. По решению суда приемщик спокойно платит свой «откат» максимум в 2,5 тысячи рублей и получает обратно свое ставшее «законным» имущество. Далее он продает эти 5 тонн металла китайцам. По три тысячи рублей за тонну. В активе — чистый «навар» в 12,5 тысячи рублей плюс чистая совесть.

 

КТО СТАНЕТ "АДМИНИСТРАТОРОМ ПРОДАЖИ" КРАДЕНОГО МЕТАЛЛА?

С начала этого года в Бурятии действует правительственная комиссия по контролю за оборотом на территории республики цветных и черных металлов. Сегодня МВД Бурятии и службы безопасности «Бурят­энерго», «Сибирьтелекома» и «Водоканала» как могут стараются снизить размах хищений промышленного металла с объектов энергетики, ЖКХ, железной дороги и связи.

От лица комиссии Александр Гусак обратился сегодня к главному федеральному инспектору по Бурятии Борису Данилову и в законодательные органы России с предложением внести изменения в Кодекс об административных правонарушениях России и ввести в качестве наказания, кроме штрафов, и конфискацию незаконного металлического лома как «предмета административного правонарушения». Кроме того, МВД Бурятии претендует и на то, чтобы выступать «администратором продажи» изъятого имущества. Милиционеры хотели сами заключать договоры о вывозе, хранении металла и дальнейшей его «реализации». Но тут в дело вмешался другой госорган —

Росимущество.

— По закону имущество, обращенное в доход государства, должно продаваться через специальное учреждение, — заявил руководитель Территориального управления Федерального агентства по управлению федеральным имуществом Валерий Яковлев. — До 12 мая это был Российский фонд федерального имущества и его структуры на местах. Сейчас этот фонд ликвидирован, а его полномочия перешли к нам. Поэтому в случае с продажей изъятого лома металлов узаконенным продавцом федеральной собственности должны быть мы, то есть Росимущество. МВД может заключить с фирмой-продавцом договор на хранение и транспортировку металла. А все, что касается его реализации, — это наша функция!

По словам Валерия Яковлева, территориальный орган Росимущества в Бурятии не собирается участвовать в коммерческой деятельности, связанной с продажей украденного у кого-то, а затем изъятого государством металлолома. Валерий Яковлев уверяет, что его задачей будет только проследить движение самого имущества и денег, вырученных за его реализацию, до федеральной казны. К самим деньгам ни он сам, ни его сотрудники не будут даже прикасаться.

 

ТЕХНОЛОГИЯ ИЗЪЯТИЯ

Валерий Яковлев считает, что в этих нововведениях Бурятия может опереться на уже имеющийся у нее опыт. В 1996 — 1997 гг. прошлого века, когда население в массовом порядке тащило в приемные пункты все вплоть до линий электропередач, республика пыталась вводить свои правила оборота металлов и свои запреты.

— Эта норма всегда относилась к области совместного ведения Федерации и республики, — рассказывает Валерий Яковлев, в 1997 году заместитель главы Союза промышленников и предпринимателей Бурятии. — И если Россия здесь что-то недорегулировала, республика вправе была установить свои особые правила. Тогда мы выиграли в Арбитражном суде у нескольких фирм, которые подали на нас иски по поводу изъятия у них металла.

По мнению главы Управления Росимущества в Бурятии, главное здесь — решение суда о признании «бесхозным» металла, происхождение которого сдатчики не смогли объяснить. Причем сакраментальное «нашел» от изъятия здесь не спасет. С теми, кто принял металл и уже заплатил за него деньги, это сделать труднее, но тоже возможно. Здесь должен работать запрет на прием промышленного металла у частных лиц. В этом случае такой металл, даже если за него уже заплачены деньги, т.е. превращенный в имущество, может быть при желании признан «бесхозным».

— У нас подобная схема отработана по незаконно добытым древесине и рыбе, — говорит Валерий Яковлев. — Но здесь она еще проще. Если у вас нет порубочного билета или лицензии на отлов рыбы, значит, вы это добыли незаконно. А на лес, рыбу и природные ископаемые у нас один собственник — Российская Федерация. И для того чтобы изъять это, даже не нужно судебного решения.



Фото из архива "Информ Полиса": Можно ли обратить находку в собсвтенность? Государство говорит "Нет"!

Читать далее