Сирота нашла родных
Главное Популярное Все
Войти

Сирота нашла родных


4209

Оля Казакова жила в часе езды от родственников, которые искали ее много лет.

Оля Казакова жила в часе езды от родственников, которые искали ее много лет.

  Ей было всего полгода, когда она очутилась в Доме ребенка. С тех пор ее окружали казенные кровати, столовская еда, общие игрушки и друзья -  каждый со своей недетской бедой

 - Я начала себя помнить в детском доме в Шалотах Заиграевского района, а потом меня отправили в Галтай. Никто не спрашивал меня, куда я хочу, - рассказывает Оля.

Она похожа на 14-летнего подростка, угловатого и щуплого, хотя в июне ей исполнится 18 лет. Подарок судьбы Оля получила в 17 лет. Елена Утенкова, социальный педагог Тарбагатайского профтехучилища № 36, помогла ей найти родных, просто написав письмо. Она просмотрела личное дело своей воспитанницы и отправила сообщение по месту жительства матери. Письмо послала во вторник, 15 апреля, а в следующий понедельник в училище приехала к Оле ее родная тетя.

— Встреча произошла, как в телепередаче «Жди меня». Плакали все. И я не удержалась, всплакнула, — вспоминала Елена Утенкова. — На выходные родственники забрали Олю, оттуда она приехала такая счастливая, радостная.

 

«НАМ СКАЗАЛИ, ЧТО ОЛЮ УВЕЗЛИ В ДРУГОЙ ГОРОД»

Марина Пономарева и Валентина Жербакова долгое время не могли смириться, что дочка их родной сестры Екатерины живет в детском доме. Ее старшего сына семилетнего Володю, когда лишили родительских прав Екатерину, усыновила Валентина.

— Олечку забрали в «Аистенок» после того, как ее мать посадили в тюрьму. Я хотела удочерить ее, но мне не разрешили. Аргументы у представителей опеки были странные, дескать, многие бездетные семьи хотят взять ребятишек. А у меня в то время было двое маленьких детей, — сообщила «Информ Полису» Марина Пономарева. — Мы с Валей ее навещали в детском доме, а потом она куда-то исчезла.

Марина долго искала племянницу. Даже нашла справочник с телефонными номерами всех детских домов. Когда Екатерина освободилась из мест лишения свободы, тоже попыталась найти дочь. Однако, услышав, что Олю взяли в приемную семью и увезли в другой город, поиски прекратила.

— Мы подумали, что ей дали другую фамилию. Даже предположить не могли, что она до совершеннолетия так и будет скитаться по приютам. Да и Катя говорила: если даже я найду дочь, что я могу ей дать? Может, ей там лучше будет, — рассказывала Марина Пономарева. — Екатерина после освобождения стала вести другой образ жизни. Она перестала пить, гулять, начала работать.

В прошлом году в мае мы ее похоронили.

 

«НАЙДИТЕ МНЕ МАМУ»

В Тарбагатайское училище Оля Казакова поступила на специальность «швея-мотористка» из детского дома села Галтай Мухоршибирского района со свидетельством синего цвета об окончании коррекционной вспомогательной школы. О таких детях говорят: трудные. На любое замечание Оля реагировала болезненно и даже агрессивно. Как маленький зверек, она тут же взъерошивалась и показывала «зубки».

— Оля умеет за себя постоять. Может, несколько грубовато, но сдачу первая даст, — говорит Елена Утенкова. — Узнав, что ищу родственников для учащихся, она подошла ко мне и попросила найти ее маму.

Социальный педагог к тому времени помогла четверым ребятам найти родных. Ее беспокоит, что в будущем ждет выпускников училища, у которых нет родителей.

— Половина детей уходит на улицу. Мы даже не знаем, как в дальнейшем их судьбы складываются. У некоторых квартиры, на которые накладывается бронь, оказываются проданными. Кто-то сможет устроиться, а кто-то пойдет бомжевать. Им после окончания училища перечисляют на сберкнижку 23 тысячи рублей. И на этом все заканчивается, — говорит Елена Кирилловна. — Я просто недоумеваю, почему в интернатах не ищут родственников своих питомцев. Это ведь несложно. Найти в личном деле адрес и написать письмо.

 

«ОНА ВЕЛА СЕБЯ ТАК, КАК БУДТО ВСЮ ЖИЗНЬ ЗНАЛА НАС»

Письмо от Елены Утенковой пришло на прежний адрес проживания родителей матери Оли Казаковой. Сейчас там обитает молодая семья ее племянницы Катюши.

Новость, буквально обрушившаяся на родственников Оли, ошеломила их. Невероятным казалось то, что девочка, которую искали несколько лет, оказалась в часе езды от Улан-Удэ.

Получив письмо, Марина, ее дочери Катя и Люда собрались и поехали на маршрутке в Тарбагатай с гостинцами. Когда Оля зашла в кабинет Елены Кирилловны, та спросила ее: «Ты где была, Оля?». Девочка, словно ее в чем-то обвиняли, дерзко ответила: «В столовой была. А что?».

Педагог указала на присутствующих женщин: «Ты их знаешь?». Оля, даже не взглянув, резко сказала: «Не знаю я их».

— Когда ей сказали, кто мы, она села на колени к моей маме, крепко обняла ее и заплакала. Мы все расплакались. Она так вела себя с мамой, как будто всю жизнь ее знала. Потом мы сказали, что на выходные приедет другая ее родная тетя — тетя Валя и заберет ее в Улан-Удэ. Нам сказали, что она так сильно ждала, что даже не ела, только чай пила, находясь под впечатлением первой встречи, — вспоминает двоюродная Олина сестра Катюша.

 

БРАТ НЕ ЗНАЕТ, ЧТО НАШЛАСЬ СЕСТРЕНКА

Старший родной брат Оли служит по контракту в Чеченской Республике после службы в морском флоте. Родные еще не успели ему сообщить радостную весть. Скорее всего, он узнает об этом, вернувшись домой. Срок контракта заканчивается 15 июня этого года.

— Когда я приехала, чтобы увезти ее на Комушку, она сидела на корточках у дороги и ждала нас. Ее брат Володя по характеру очень спокойный. Он всегда говорил, что надо найти сестренку. Так и сказал перед Чечней, денег заработаю и буду ее искать. Все равно ее найду. Для него она самый родной человек, — рассказывает Валентина Жербакова, Володина тетя и приемная мама.

В гостях у родственников Оля была три дня. Вернулась в училище, где ее с нетерпением ждали подружки. Рассказывала им, где она побывала в городе, показывала обновки.

— Мы там в трех квартирах живем: у тети Вали, у тети Марины и Кати с мужем. Меня проводили до микрика. В следующие выходные тетя за мной приедет. Я говорю: зачем деньги тратить, я и сама дорогу запомнила. Я им слово дала, что курить брошу. Теперь не курю. Учиться буду, мне теперь это очень надо, — сообщила Оля последние новости.

У ребят-сирот, которые наблюдали историю с Олей Казаковой, теперь глаза загорелись. Они приходят к социальному педагогу с одной просьбой — разыскать своих родственников. Приносят конверты и деньги на отправку заказного письма.

Вновь обретенная семья задумывается о дальнейшем обучении своей родственницы.

— Конечно, страшновато, такую ответственность на себя берем. Боюсь, вдруг не угожу, вдруг убежит от нас. Но постараемся отогреть ее, душу растопить любовью и лаской, — сказала родная тетя девочки Марина Пономарева.

На фото Марка Агнора:  Марина Пономарева, ее племянница Оля и дочь Катя.

Читать далее

Читайте также