Луч веры сквозь закрытые ставни
Главное Популярное Все
Войти

Луч веры сквозь закрытые ставни


2096

Обитатели мужского Свято-Троицкого монастыря обрели под его крышей душевное равновесие

На ежегодные крестные ходы на Иоаннову гору в Свято-Троицкий монастырь съезжаются более 400 паломников из Бурятии, Читы, Иркутска

— Если Бог даст, расцветет монастырь той жизнью, которой жил сотни лет назад. За кажущейся внешней материальной разрухой, которая царит за воротами монастыря, люди, живущие здесь, обрели внутренний покой и умиротворение. В их сердцах неописуемая радость, которую не подвластно ощутить другим, — говорит отец Алексей, иеромонах Свято-Троицкого монастыря.

В самом древнем из монастырей Сибири и Дальнего Востока в Свято-Троицком Селенгинском мужском монастыре сейчас живут около двадцати человек. Среди них трое монахов, два послушника, а остальные насельники. У каждого из них своя жизненная история, свой путь в эту обитель. Кто-то пришел сюда познать истину, оставив свой дом, престижную работу, успешную карьеру. А кто-то укрылся за этими стенами от предательства близких людей. Жизнь в монастыре трудная. Подъем в половине шестого, службы и работа до десяти вечера. Для этих людей тяжелый труд ничто по сравнению с обретенным душевным равновесием и радостью от ощущения важности дела, которому они посвящают жизнь.

Увидишь чудо, если захочешь

Шестнадцатилетний Володя Новокрещенных пришел сюда найти тепло домашнего очага, любовь, которые не смогли дать пьющие родители. Здесь ему открылось настоящее чудо — при помощи молитв отца Алексея, наместника Свято-Троицкого монастыря, нетленным мощам игумена Иерофея, захороненного в этих стенах, он избавился от припадков эпилепсии. Так он считает сам. Здесь Володя живет уже три месяца. Сначала он просто прибегал в монастырь, наблюдал за его жизнью. Потом начал заходить в храм молиться. Стал помогать по хозяйству, пасти двух монастырских коров. Постепенно он перешел сюда жить. Учебу в школе не оставил. Со слов отца Алексея, педагоги отзываются о нем хорошо. Сыт, обут, чистенький. В меру способностей готовит уроки.

— Я и сквернословить перестал, а раньше через каждое слово нецензурное выражение вылетало, — с гордостью заявляет мальчик.

Мудрая старость брата Иоанна

Многое выпало на долю брата Иоанна, прежде чем он стал насельником этого монастыря: инвалидность с детства, предательство родных, болезни. Была семья, почти тридцатилетняя работа корреспондентом, научные экспедиции. С детства открывший чудо познания Всевышнего, позже забыл о нем. Но эти годы полного безверия прошли, и он снова обратил свои мысли к Богу.

С 4 до 8 лет он не мог ходить. Где посадят, там и сидел — страдал полиомиелитом. Вылечиться помог один из многочисленных странников, которые останавливались в их доме. Он посоветовал зарывать его по пояс в речной песок. После этого мальчик постепенно встал на ноги. Каждое утро в семье начиналось с молитв перед Иверской иконой, которую нашел отец. Однажды утром к ним пришел председатель колхоза. Увидев, как ребенок молится, он, резко стуча по скамье сложенным бичом, сказал: «Бог-то его и наказал, а он еще и молится!». Эти слова запомнил на всю жизнь. С тех пор перестал молиться.

Однако вернуться к вере заставил Новый завет — во времена Андропова кто-то из лаборатории, где работал отец Иоанн, привез эту книгу. Прочитав ее за одну ночь, на вопрос коллег о смысле завета он ответил, что она — солнечный лучик, который проникает даже через закрытые ставни.

— Жизнь в семье стала невыносимой после сокращения с работы. А кому нужен безработный мужик? Пошли постоянные скандалы, вот и стал скитаться, — рассказывает 61-летний брат Иоанн.

Родственники помогли купить квартиру в Выдрино. Там начал ходить в местную церковь. В прошлом году приехал в Свято-Троицкую церковь и стал временами тут жить, изредка отлучаясь домой.

— Здесь умеют уважать старость, люди приветливые, добрые. Если Богу будет угодно, приму монашество, — говорит мужчина.

На пути к истине

Для иеромонахов отца Алексея и отца Ефрема служение Богу стало смыслом жизни. И тот и другой хорошо учились в школе, успешно окончили учебу в вузах. До тридцати лет отец Алексей работал на крупном предприятии в Читинской области. Был близко знаком с высокопоставленными чиновниками. Был женат. Отец Ефрем тоже жил обычной жизнью. Но однажды каждый из них оставил все.

— Я не мог жить, не зная, зачем живу. С этого и началось мое искание истины — знакомство с различными учениями, религиями, учеба на философском факультете Томского университета, — говорит иеромонах отец Ефрем, принявший постриг три года назад еще в Посольском монастыре.

Поиск истины привел его к Богу. Со слов отца Ефрема, он понемногу стал участвовать в церковных таинствах. Начал ходить на исповедь и причащаться. Несколько лет находился в одном из церковных приходов Иркутска, а затем по благословению одного из известнейших отцов поехал в Посольский монастырь с именем Ефрема, новомученика Селенгинского, который был расстрелян большевиками в 1918 году. В дальнейшем стал дьяконом, затем иеромонахом. В январе 2007 года он и отец Алексей прибыли в Свято-Троицкую Селенгинскую обитель из Посольского монастыря. Сюда приходят много людей, но берут не каждого.

— Не терпим ни пьянства, ни наркомании. Многие не выдерживают жесткий монастырский режим, уходят, а потом возвращаются, — говорят монахи.

Судя по помещениям и по­стройкам Свято-Троицкого монастыря, когда-то за этими старыми стенами находили для себя обитель порядка 200 человек.

Здесь в течение пяти лет жил и молился величайший светильник Русской православной церкви, первый Иркутский епископ Иннокентий (Кульчицкий). В конце XIX века обрели нетленные мощи строителя монастыря игумена Иерофея. Побывал здесь последний император России цесаревич Николай II, прадед Пушкина А.П. Ганнибал.

Через несколько лет, как полагает отец Алексей, здесь найдут приют около ста человек.

Троицк—Улан-Удэ.

Читать далее

Другая сторона профессии