Возвращенцы
Главное Популярное Все Моя лента

Возвращенцы


1978

В республику едут люди, которые когда-то покинули ее в поисках лучшей доли

— Есть такая категория людей, которая сторонится своих земляков. Уехали из Бурятии, ну и слава Богу. Их мало, но они встречаются. Большинство моих знакомых москвичей вообще не понимают, почему я вернулся назад. А друзья говорят: «Какое-то нестандартное решение ты принял», — рассказывает 37-летний Аркадий Зарубин, который предложению поработать в правительстве РБ обрадовался и, не раздумывая, вернулся на родину



В последнее время таких возвращенцев все больше. Многие из них успешные люди, которые в столице страны сделали карьеру, организовали свой бизнес. Возвращаются по разным причинам: ностальгия, боязнь за своих близких, связанная с последними убийствами земляков, а главное — возможность оказаться нужным республике.

Русский с бурятской душой
У Аркадия Зарубина, уроженца Джидинского района, в Москве остался хороший бизнес — крупное аналитическое агентство, которое он организовал с нуля и оставил на брата Валерия. Там же остались международные солидные клиенты, друзья и родные. Имя Зарубина внесено экспертами в швейцарскую энциклопедию «Кто есть кто в России». Все, чего он добился, только его заслуга. Родители, которые воспитывали восьмерых детей, не могли ему помочь. Чтобы закончить заветный вуз, Аркадию пришлось работать с первых курсов.
— Пусть это громко сказано, но прежде всего с Бурятией меня связывают патриотические чувства. Здесь у меня много друзей, постоянно тянет к ним. Комфорт для меня не важен. Кто-то сказал: человек подпитывается энергией того места, где он родился. Когда я вижу Байкал, путешествую по горной Оке, удивляюсь, как эту красоту можно было не замечать раньше, — отмечает Аркадий. — Мою тоску по родине можно было понять по интерьеру моей московской квартиры и офиса: бурятские картинки, танки, пейзажи. Меня даже спрашивают: ты что, буддист? Я всегда отвечаю: я русский, но с бурятской душой.
Для Зарубина это не первая попытка вернуться на родину. В 2002 году выпускник МГУ работал в Улан-Удэ в коммерческих структурах, но из-за финансовых проблем был вынужден уехать в Москву. Мысль о возвращении на родину была всегда, но не доходила до воплощения. В Москве складывалось все благополучно, работы было много. Сейчас Аркадий принял предложение поработать в правительстве РБ на руководящей должности, будет курировать привлечение в республику инвестиций.
— Теперь финансовый вопрос для меня не основной. Да и на госслужбе неплохо платят. Интересны масштабные проекты. Хочется попробовать себя в другой ипостаси, в новой роли. Решать важные государственные задачи, тем более, что сейчас такая возможность в Бурятии представилась. Здесь есть большие перспективы для развития моей малой родины, огромный потенциал, который в силу разных причин не был реализован в прошлые времена, — говорит Аркадий Зарубин.
Он уверен, что многие последуют его примеру, потому что открыты вакансии, которые будут заполняться «не по блату, а Бурятии как никогда нужны хорошие специалисты с горящими глазами».
— А таких людей много. Они хотят сюда вернуться, но боятся неизвестности. Как примут? Удастся ли устроиться на работу? А может, не торопятся из-за инертности. Люди находятся в ожидании. Очень много стереотипов, и люди следуют им, надо просто подтолкнуть их, — полагает Аркадий Зарубин.
Вслед за ним к лету переберется его жена, она родом из Ташкента, но сейчас учится и одновременно по контракту работает в крупной английской фармкомпании.

Выбор в пользу семьи
36-летний Цыден Аюшеев после окончания технологического института, двух лет службы в армии и преподавательской деятельности в родном вузе уехал в Москву в аспирантуру. Да так и остался после учебы в МГТУ имени Баумана, вырос до старшего преподавателя. Руководство, с сомнением наблюдавшее вначале за работой эвээмщика, в дальнейшем стало доверять прекрасно зарекомендовавшему себя специалисту сложные научно-исследовательские работы.
Однако интересная работа так и не смогла заменить ему семьи, оставшейся в Бурятии. Цыдену не удалось убедить жену Наталью приехать с сыновьями Дониром и Альтаиром-су в столицу. Летом этого года он вернулся на родину: выбор между карьерой и семьей был сделан в пользу близких. Но лишь в начале ноября приступил к работе, отвечающей его интересам, хотя зарплата ниже московской. Он назначен руководителем Центра мониторинга и информационных технологий при Министерстве образования РБ. Теперь, если и надумает Цыден вернуться в Москву, где его с удовольствием примут в бауманский престижный вуз, только после того, как он завершит начатое дело.
— У меня есть свои принципы. Если я согласился на эту должность, то обязан довести дело до такого состояния, чтобы человеку, пришедшему на мое место, было комфортно. И если даже у него будет свое видение на этот счет, ему будет достаточно только подкорректировать налаженную систему, — говорит Цыден Аюшеев.
По данным прошедшей недавно переписи, в Москве проживает 20 тысяч бурят, еще столько же обитают там нелегально.
— Большинство моих знакомых родом из Бурятии нашли свою нишу, им там комфортно. У них несколько выжидательная позиция. Нет гарантий, что что-то изменится, а если и изменится, то в лучшую сторону. Ведь и Леонид Потапов говорил, что надо привлекать молодые кадры, но эта идея тихо умерла, — говорит Цыден Аюшеев. 
В 2002 году на Аюшеева напали скинхеды, после чего попал в больницу. К случившемуся отнесся философски. Сделал выводы: старался после этого не бывать на продуктовых рынках, избегал места прохождения электричек.
— Москва — большой город, хватает разных людей. Мне больше повезло на хороших. В том случае я был сам виноват. Надо было ходить в светлое время суток либо не одному, а с товарищами, — считает Цыден Аюшев.

Дома комфортнее
Три с половиной года прожила в Москве Алина Цыремпилон, преподаватель иностранных языков БГУ. В столице училась в аспирантуре, зарабатывала на жизнь преподавательской работой, переводами. Выбор между родиной и столичной жизнью Алина не делала. Однозначно решила вернуться домой, хотя зарплата на порядок была выше в Москве.
— Мои знакомые достаточно успешно там устроились. Сейчас во многих консульствах Канады, Тайваня, Австралии и других работают выходцы из Бурятии. Но лучше быть кем-то у себя, чем никем в Москве. Потом задумываются, а на кого, собственно, они работают? Хотя где еще вчерашним выпускникам могут предложить зарплату в 2 тысячи долларов? Такие вещи имеют значение. Многие возвращаются, прожив по 10, а то и по 15 лет в Москве, — говорит Алина Цыремпилон.
Она считает, что сейчас в Бурятии появились перспективы в связи с организацией туристской зоны. А знание иностранного языка позволяет устроиться на престижную работу.
Оптимист Аркадий Зарубин увидел большую разницу по прошествии пяти лет после предыдущего приезда в Улан-Удэ.
— Много стало современного жилья и магазинов. Раньше я не мог купить нужную литературу по маркетингу, просто ее не было. Сейчас все есть. Город меняется на глазах, — отмечает Аркадий. — А приток новых сил будет. Есть у меня один знакомый финансовый директор крупной московской строительной компании. Он мне так и сказал: еще чуть-чуть подзаработаю денег, поеду в Бурятию, буду туда вкладывать.
Читать далее