Общество
1080

Чрезвычайный заплыв

Трое смельчаков вытащили двоих детей и троих взрослых из легковой машины, затонувшей в реке Хилок, что в Бичурском районе

Ни темнота, ни ледяная вода, ни холод на улице не помешали работникам «Мостоотряда-34» Максиму Оленникову, Александру Федотову и сотруднику Госпожнадзора Бичурского района Александру Муратову быстро сориентироваться в чрезвычайной ситуации и прийти на помощь людям



В субботу, 27 октября, около одиннадцати вечера на реке Хилок, неподалеку от Бичуры, произошло ЧП. В эту ночь рабочие «Мостоотряда-34» бурили в районе сгоревшего моста, который соединял раньше Бичуру, Алтачей, Новосретенку. И прямо на их глазах легковая машина на противоположном берегу со стороны Алтачея съехала с дороги в реку. В тот день как раз пошла шуга, течение было сильное, и автомобиль, как кораблик, проплыл несколько десятков метров — виднелись только крыша и окна. Остановился он посреди реки, видимо, оттого, что сидевшие внутри люди, их было семь человек, открыли двери. Одна девушка выплыла на берег и начала истошно кричать: «Дети! Там дети!». Рядом с машиной сновала другая девушка, которая, держась за корпус авто, тоже просила о помощи.
— Вода была на уровне груди, она боялась отойти от машины, ведь легко могло подхватить течением и унести, — рассказывает Ирина Зубакина, фельдшер «скорой помощи», которая по вызову приехала на место.
Рабочие «Мостоотряда-34» первыми начали действовать. Александр Федотов и не умеющие плавать Максим Оленников и Александр Муратов, приехавший на место ЧП, предприняли несколько попыток добраться до машины, даже пробуя перейти реку вброд чуть выше по течению. Идея использовать строительный пенопласт в качестве плота поначалу казалась неудачной: легкий материал быстро переворачивался и моментом мог уплыть.
— Я думала, сердце лопнет от бессилия! МЧС не готово к таким чрезвычайным ситуациям. Пострадавших быстро достать не могли, — говорит фельдшер Ирина Зубакина.
Тем временем двое мостостроителей и сотрудник пожарной части обвязали веревками пенопласт, который летом, пожалуй, и можно использовать вместо надувного матраса. Максим Оленников, лежа на этом псевдоплоту, подгребая под себя воду, поплыл в сторону машины.
— В какой-то момент он слетел с плота, но как-то мигом залез обратно, — вспоминает подробности того вечера Ирина Зубакина, не переставая удивляться мужеству ребят.
Максиму удалось забраться на капот машины.
— Дяденька разбил заднее стекло и я сразу кинулся к нему, — рассказывает 9-летний Паша Митрофанов, который вместе с родной 6-летней сестренкой Олей Моториной, мамой и еще двумя взрослыми оказался в воде.
Мальчишку устроили на пенопласт и вытащили. Как раз вовремя подоспела лодка, которую привезли ребята из ДПС.
— Воды в машине было по подголовник, — говорит строитель-спасатель Максим Оленников. — Мальчишка в одних колготках. Мы на лодку всех быстрее и на берег.
Спасательная операция длилась примерно до часу ночи. Очевидцы за три часа ни разу не услышали детских голосов.
— Все молчали, примерзли, наверное, — говорит Александр Федотов. — А тут мальчишку вытащили, он давай орать: «Замерз! Я замерз!». Я ему: «Потерпи еще!».
На том и другом берегу собрались люди. Со стороны Бичуры скопилось много машин, а со стороны Алтачея подъехавшие вместе с председателем колхоза Виталием Калашниковым сельчане уже развели костер и тут же оказали помощь спасенным.
— Мы стояли на другом берегу, замерзли (в ту ночь было примерно 15 градусов. — Авт.). Не могли передать теплые вещи, которые взяли с собой, — рассказывает Вероника Савельева, которая выехала на ЧП как дежурный следователь ОВД. — Мы только кричали, спрашивали, сколько человек, все ли живы.
Без жертв не обошлось: та женщина, что стояла в воде, держась за машину, умерла. Причина пока неизвестна, предположительно от переохлаждения. Водитель Владимир Моторин, отец детей, пропал без вести.
Многие очевидцы были поражены поступком мостостроителей, которые полезли в ледяную воду. Максим и Александр считают, что просто быстрее остальных сообразили, что можно сделать. Помогло еще и то, что они достаточно хорошо знали это место на реке: бригада заехала сюда еще летом, так что они успели порыбачить, узнать, где отмель, а где ямы.
Дети на удивление не кашляют и даже не чихают. Состояние у них удовлетворительное, сообщила педиатр Неля Анатольевна Ли, хотя поначалу Олю с Пашей доставили в районную больницу, где можно было бы оказать экстренную помощь. Но уже в понедельник, 29 октября, они бегали в Бичурском центре социальной помощи семье и детям, где живут ребята из малообеспеченных семей. Здесь Оля и Паша не впервые. Однажды их привозили сюда, когда мама Наталья Митрофанова бросила их дома одних, рассказывает социальный педагог Галина Утенкова, которая уже знает особенности каждого ребенка и сейчас помогает им адаптироваться.
Что же стало причиной аварии, до сих пор точно не установлено. Главного виновника аварии нет: отец пропал, супруга пошла его искать и тоже исчезла. Оставшиеся двое взрослых внятно ничего объяснить милиции не могли, то ли были в состоянии шока, то ли по каким-то другим причинам.
— Едем, вижу — дорога, а потом уже в реке… — рассказала о своих ощущениях пассажирка Ольга Иванова, которая выплыла на берег.
По словам Паши Митрофанова, они возвращались с какого-то мероприятия, родители ругались и отец резко свернул к реке. Когда тот открыл дверь машины и поплыл, Паша перебрался на место водителя, и сидел то на руле, то на подголовнике, Олю на руках держала мама. Через пару дней мальчишка вспоминал о ЧП как о весьма захватывающем событии в своей жизни.
— Вот этот, этот дяденька меня спас! — радостно говорил он, показывая на снимке, сделанном для районной газеты, Максима Оленникова. — Да-а-а, спасибо, что спасли… меня и сестренку.

Автор:

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях