Общество
1396

Остров тревоги

Подъем уровня Байкала угрожает смыть Нижнеангарск

Поселок на самом северном берегу Байкала лихорадит с зимы, когда начались работы по укреплению берега. Их экологические последствия встревожили жителей, лишенных официальной информации о том, что повышение уровня Байкала из-за Иркутской ГЭС угрожает поселку



Не видевшие никаких документов нижнеангарцы забили тревогу, когда стало известно о втором этапе берегоукрепления — отсыпке острова Ярки — уникального памятника природы с археологическими памятниками и редкими видами растений из Красной книги. Отсыпка вплотную приблизилась к жилым домам. Нижнеангарцы боятся, что их улицы из-за увеличения нагрузки на грунт затопит.
— Вода подступает к домам, заливает огороды и подвалы. Они подперли дамбой сток грунтовых вод, дренаж практически отсутствует. Нижние улицы поселка в будущем году могут оказаться под водой, — опасается пенсионерка Татьяна Поликарповна Рыкова.
Остров отделяет от Байкала Ангарский сор. Циклический подъем уровня воды в Байкале, происходящий на фоне подпора Иркутской ГЭС, уменьшил площадь острова в три раза. Размыв берега у Нижнеангарска приобрел аварийный характер и требует неотложного укрепления всего участка берега в пределах поселка. А для того, чтобы сохранить уникальный остров, требуется его восстановить и даже сделать повыше, так как уровень Байкала продолжает подниматься, считают в Минприроды.
Замминистра природных ресурсов РБ Баир Ангаев показывает карту Нижнеангарска с архипелагом Ярки. По его словам, из-за подъема уровня Байкала волны уже в трех местах разбили островок, отсекающий озеро от уникального Ангарского сора.
— Эта ситуация напоминает бомбу замедленного действия, — говорит Баир Ангаев, — без берегоукрепления вся биомасса Нижнеангарска уйдет в Байкал. Подобная история была в Орлике, где жители тоже были недовольны шумом от возведения дамбы. Но прошлым летом, когда эта дамба спасла орликцев от наводнения, многие жители просили сделать ее повыше. А в Нижнеангарске строители дополнительно к проекту сделали спуск на пляж и автостоянку для удобства жителей.
Нижнеангарцы справедливо полагают, что укрепление берега на средства федерального бюджета должно обеспечить экологическую безопасность и сохранение уникальной байкальской природы. Ведущий научный сотрудник Геологического института СО РАН Евгений Кислов считает, что результат работ прямо противоположный.
— Отчеты принимаются на расстоянии, по фотографиям. Был ли подготовлен проект на проводимые работы, неизвестно, — говорит он, — никаких общественных обсуждений, слушаний, публикаций предпроектных или проектных материалов в местной печати не было. Ничего не известно и о том, была ли проведена общественная экологическая экспертиза проекта.
В Министерстве природных ресурсов и охраны окружающей среды опровергают подобные обвинения с документами в руках. Руководитель Республиканского агентства по природным ресурсам и охране окружающей среды Василий Гусляков соглашается только с тем, что неизбежный временный шум от груженых самосвалов мешал отдыхающим на пляже. Все остальное делается, согласно документам Главгосэкспертизы, санэпидзаключениям и т.д. В официальном документе отдельным пунктом указана целесообразность строительства — необходимость предотвращения экологической катастрофы вследствие повышения уровня Байкала. По закону для работ по берегоукреплению согласие жителей и общественные слушания не требуются.
— По договору с агентством водных ресурсов организатором работ является «Бурятгеомониторинг». Он и контролирует ход строительства мехколонной-137, базирующейся в Северобайкальске. Получается, что укрепляют берег те же местные жители. Что мешало взять информацию у того же прораба? — недоумевает Василий Гусляков.
Но руководство района могло бы предотвратить коллективные письма жителей, если бы своевременно информировало их о ходе работ. На звонок из нашей редакции зам­главы Северобайкальского района Александр Зубарев бросил трубку, отказавшись давать информацию.
— И что еще более удручающе, так это молчание. Куда подевались защитники Байкала или в районе таких нет? Люди боятся. Кого? Кто так запугал народ, что они стали до дрожи в коленках бояться слова молвить, даже если правы?  — спрашивает жительница Нижнеангарска Полина Истомина.

Автор:

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях

Читайте также