Путешествие из Улан-Удэ в Санкт-Петербург и обратно
Главное Популярное Все
Войти

Путешествие из Улан-Удэ в Санкт-Петербург и обратно


950

История Великого чайного пути — торговой нити, долгие годы связывающей Китай с Россией и с Западом, — вдохновила на поездку из Улан-Удэ до Москвы и Санкт-Петербурга. Как исследовать современный «чайный путь»? Путешествуя с теми «извозчиками», которые сегодня доставляют китайские товары в Россию, с дальнобойщиками

История Великого чайного пути — торговой нити, долгие годы связывающей Китай с Россией и с Западом, — вдохновила на поездку из Улан-Удэ до Москвы и Санкт-Петербурга. Как исследовать современный «чайный путь»? Путешествуя с теми «извозчиками», которые сегодня доставляют китайские товары в Россию, с дальнобойщиками



Чайный путь
Торговый путь из Китая в Россию, отправной точкой которого долгое время служила Кяхта. Верхнеудинск при этом был главным центром оптовой торговли с Китаем. Чайный путь сыграл важную роль в истории и установлении культурных связей между народами.

Раньше извозом чая подрабатывали сибирские крестьяне, нынче все поставлено на широкую ногу и торговые потоки обслуживаются транспортными компаниями. Американский хэдлайнер компании «Транском», на котором предстояло пройти 7500 километров, впечатлял размерами, мощью и невиданным комфортом. В кабине все предусмотрено для удобства водителей: двухъярусная кровать, шкафчики для вещей, телевизора и мини-холодильника, газовая плита, разборный столик. Машина в 400 «лошадок» идет по трассе легко, даже не чувствуется, что сзади в фуре 20 тонн груза.
Если я еду как вольный путешественник, то водитель Виктор работает в своем обычном режиме. За 30 лет работы он уже объездил нашу страну вдоль и поперек и для него это рядовая перевозка груза из Маньчжурии в Россию.
За день по хорошей дороге мы могли «отмахать» почти тысячу километров. Федеральная трасса очень значима для людей, живущих возле нее. Торговля и придорожный сервис дают заработок многим российским семьям.
Повсюду продажа автозап­частей, шиномонтаж и прочий автосервис. Вдоль всей трассы путешественникам предлагают дары природы и плоды с огородов.



В каждой деревне есть закусочные-кафе-пельменные-шашлычные. Село Умет, на границе Мордовии и Пензенской области, всем миром перешло на обслуживание дальнобойщиков. Вся центральная улица Умета — она же федеральная трасса — с обеих сторон в сплошных рядах закусочных. Веранды в изысканных завитушках, вагончики, бревенчатые избенки, каменные палаты завлекают домашней пищей, баньками и даже названиями: «Ням-ням», «Сударушка», «Е-мое», «Приют странника». Дорога не дает пропасть местным ремесленникам. В Оренбуржье одно из сел горделиво выставило на обочину ряды носков, варежек и прочих теплых шерстяных и пуховых вещей с затейливыми узорами. Урал и Красноярский край подрабатывают росписью по дереву и берестой, в Пензенской области вдоль шоссе — ряды хрусталя и стекла. А на границе Московской и Рязанской областей совершенно роскошный рынок керамики.
Состояние автотрассы зависит от региона. Возле крупных городов шоссе гладкие и с четкой разметкой. А вот за 200—300 километров от областного центра уже встречаются и залатанные, и дырявые. Откровенно разбитая трасса на границе Иркутской области и Красноярского края. Если проходит дождь, то груженые фуры здесь вытаскивают трактором.
Дальнобойщики — автомобильная элита. Они осознают свою избранность и единство, приветствуя друг друга коротким жестом руки. Чтобы как можно быстрее доставить груз, водители работают за рулем по 16—17 часов в сутки. Но не всем удается верно оценить свои силы. По дороге мы несколько раз видели перевернутые фуры. А возле Тольятти — сгоревшие остовы двух машин: дальнобойщик заснул за рулем и врезался в идущий впереди бензовоз.
В большинстве хэдлайнеров есть рация, настроенная на одну волну. По рации водители предупреждают друг друга о постах ГАИ, пробках, опасных участках, спрашивают совета, делятся впечатлениями. Ты не видишь того, с кем общаешься, но знаешь, если что, тебе помогут такие же парни.
Две недели путешествия показали — нашего автопрома почти нет на трассе.
«КамАЗы», кажется, навсегда уступили российские дороги более мощным и современным европейским и американским грузовикам. Из бывших отечественных машин часто видели только «МАЗ», который выжил благодаря коренной переработке модели на основе немецкого «МАНа».



Перевалочные пункты и перегрузка товара дали возможность отдохнуть от бешеного ритма дороги и прогуляться по трем российским столицам: сибирской, первопрестольной и северной.
Новосибирск молод, ему всего-то сто лет с хвостиком. Своему развитию он обязан Транссибирской железнодорожной магистрали. Поэтому в городе мало старинных домов, в основном это краснокирпичные двухэтажные купеческие особнячки. В центре много зданий сталинской эпохи: строгий свинцовый классицизм соседствует с «ампиром» 50-х годов ХХ века. Огромная площадь Ленина с памятником вождю Советского государства и грандиозным оперным театром — излюбленное место новосибирских байкеров.
Город со всех сторон подпирают многоэтажные новостройки. Как и везде, самые большие и помпезные здания — банки и торговые центры.
В Новосибирске много скверов с оригинальными деревянными скульптурами, фонтанами, лавочками. Прогулки по главным улицам города три дня подряд заканчивались купанием в Оби, благо пляжи в черте города по-столичному великолепны.
Главная столица страны поражает сразу. До нее еще сто километров, а уже ощущаешь ее громаду. Автомобили тянутся в Москву сплошным потоком, будто работает гигантский насос.
В Москве слишком ярко бросается в глаза соседство роскоши и нищеты. Я гуляла возле элитного клуба и наблюдала, как из дорогих иномарок выходят упитанные господа в смокингах и шикарные дамы. А через час оказалась возле грязного и шумного Ярославского рынка с кавказскими продавцами. Скопище бомжей на площади трех вокзалов поражает и оставляет тяжелое впечатление.



После Москвы Санкт-Петербург показался более гармоничным. Он не утерял интеллигентный дух, а его исторический центр не нарушается безликой современной архитектурой. Пешая прогулка по Невскому — постоянно натыкаешься на знакомые по литературе и истории места. Обветшалое здание с мемориальными досками на тихой улочке оказалось Конюшенным двором. Именно в его церкви отпевали Пушкина. Недалеко на набережной Фонтанки стоит дом поэта, где он провел последние годы. Густо застроенные еще во времена Екатерины улицы сочетаются с зелеными скверами и просторными парками. Молодежь спокойно лежит прямо на траве, подставляя тела теплому солнышку. Актеры в костюмах времен Екатерины и двойники Петра Первого за небольшое вознаграждение готовы сфотографироваться с туристами. Возле крейсера «Аврора» скучает двойник Ленина в картузе с красным бантом на груди.
…За 12 дней мы пересекли 19 областей России. Дорога помогла преодолеть распространенный стереотип, что российская глубинка спивается и деградирует. Я увидела другое — в основном наши люди много и напряженно работают. В Сибири и на Урале, в Поволжье и Нечерноземье на лугах пасется скот, засеяны поля, трава на лугах скошена и собрана в стога, дымятся трубы заводов, во все стороны мчатся машины с товарами, повсюду кипит стройка — ремонтируется трасса, восстанавливаются храмы, тянутся ввысь новые дома.

Читать далее