Разведка боем среди чиновников не удалась - новости Бурятии и Улан-Удэ
Главное Популярное Все
Войти

Разведка боем среди чиновников не удалась


1128

Бывший афганец в поисках жилья устал бороться с казенщиной и бюрократией

— Я не хочу быть обузой ни для кого, и для государства в том числе, — говорит улан-удэнец Сергей Елизаров, инвалид первой группы. — Но я присягал на верность Отечеству. А что оно взамен мне дало?



Разведчик Сергей Елизаров проходил военную службу в 1984 году в Афганистане. Из «загранкомандировки» он вернулся без ног. Сейчас он, его гражданская жена Елена и сынишка Олег не имеют крыши над головой. Скитаясь по родственникам, Сергей впервые решил воспользоваться своим «преимуществом» в получении квартиры, но натолкнулся на стену недоверия даже со стороны товарищей по несчастью.
4 декабря 1984 года 16 разведчиков отправили на боевое задание. Сергей, руководитель группы, а по должности командир батальона, понимал, что они должны принять огонь на себя. А потом как в тумане: напоролись на растяжку. На глазах у Сергея погибли четверо его товарищей. Он сам выжил чудом: осколок пробил желудок и через спину вышел наружу.
Оставшиеся в живых сослуживцы тащили командира на руках к вертолету, то и дело проваливаясь в грязь. Ни о какой гигиене речи и не было. С ранением поясничного отдела позвоночника, закрытой травмой спинного и головного мозга, осколочным переломом левой бедренной кости майор Елизаров был доставлен в военный госпиталь Ташкента.
Вот что написано в истории болезни: «Сознание ясное. Ориентирован. Контакт малопродуктивен. Негативен к осмотру, отворачивается к стене, укрывается с головой. На вопросы отвечает односложно».
А потом долгие месяцы операций в Москве, лечения и снова операций. Домой Сергей приехал без двух третей желудка, без обеих ног, храня в себе железный осколочек диаметром в 3 миллиметра.
— Дали медаль за спасение утопающих — так мы называли медаль «За отвагу», — говорит Сергей Амирович. — Я никуда не обращался, ни у кого не просил помощи. Тогда еще жива была моя жена. Два с половиной года пролежал без движения, потом год и восемь месяцев на инвалидной коляске. Тогда я познакомился с Эрженой Будаевой, возглавлявшей общество инвалидов. Можно сказать, она меня вытащила из коляски.
Сила воли и духа помогла Сергею, тогда инвалиду-колясочнику, сплавляться по Селенге на катамаране, хотя позвоночник не работал, одна рука не поднималась и речи внятной не было.
Впервые в России под руководством и личным примером Елизарова был проведен пробег Улан-Удэ—Монголия в 1996 году среди инвалидов-колясочников. А в 2000 году — пробег на Байкал.
Три года Сергей учился ходить на протезах. Тогда его вес достигал 93 килограммов. Ноги, ампутированные до колен, натирал до кровавых мозолей.
Устроился работать на судостроительный завод консультантом. От завода временно дали комнату в общежитии.
Уже позже он получил в собственность комнату в общежитии на ул. Смолина. Появилась семья. Жить в тесных условиях стало невозможно. Елизаров продал комнату и купил двухкомнатную квартиру в Усть-Бряни. Благополучие продолжалось недолго. После очередного лечения в Иркутске Сергей приехал домой, но дома не увидел. Он рухнул, а вещи были разграблены.
Еще в 1998 году Елизаров написал заявление о предоставлении ему квартиры в доме инвалидов-колясочников, который только начинал строиться. И отдал его Эржене Будаевой.
— Я был на очереди 62-м, — говорит Сергей Амирович. — Потом узнал, что квартиры получили даже те, кто стоял в списке после меня. Пытался просить жилье в городской администрации, но получил официальное предложение принять участие в торгах на приобретение в собственность земельного участка. Покупайте землю — стройтесь. С моим-то здоровьем я просто не в состоянии это сделать.
В Министерстве труда и социального развития Бурятии распределяли квартиры в доме инвалидов-колясочников по заявлениям. Заявления Сергея там не оказалось.
— В каждом конкретном случае надо разбираться отдельно, — сообщил Илья Мошкин, заместитель министра труда и социального развития РБ. — Человеку надо помочь, но в рамках законности, предлагать иные пути получения жилья. Многие встают в очередь по месту прописки в районных администрациях.
Безрезультатно Елизаров пытался получить компенсацию за разрушенный дом в Усть-Бряни, за который при покупке заплатил 50 тыс. рублей.
— Я не претендую на комфортное жилье, — говорит Сергей. — Мне бы благоустроенную квартирку в другом месте, в Гусиноозерске, например. Воду носить и дрова заготавливать я не смогу. Ради сына хочу иметь собственный угол. Может, временно дали бы мне квартиру в доме для инвалидов-колясочников, а потом как-нибудь определился бы я.
Девятилетний сын Олег учится в Улан-Удэнской школе-интернате для глухих. Недавно он занял третье место в соревнованиях по вольной борьбе по Сибири и Дальнему Востоку среди детей-инвалидов. Попытался Сергей Амирович получить помощь от бывших афганцев.
— К нам в фонд пришел недавно, — говорит Гавриил Мантыков, служивший в Афганистане. — Это вызвало сомнение, он мог ранение получить просто в армии, а не именно в Афганистане.
Настойчивый в помощи другим людям, как рассказывала Эржена Будаева, он своим упорством помог одному человеку добиться справедливости, майор запаса Сергей Елизаров не может просить за себя.
— При военном комиссариате нет фонда распределения жилья, — сообщил Владимир Гончаров, военком республики. — Жилье выдается только на местном уровне. У нас 40 офицеров военкоматов нуждаются в жилье. Но, я думаю, он может претендовать на военную жилищную компенсацию. Это право дает специальная комиссия в Москве. Пусть приходит к нам — постараемся подсказать, какие документы нужно собрать.
А до этого военкоматы Железнодорожного и Советского районов Улан-Удэ ходатайствовали лично перед мэром Геннадием Айдаевым о выделении отдельной жилой площади Сергею Елизарову. Вот тогда-то и отправили безногому бывшему афганцу отписку о покупке на торгах земельного участка.

Читать далее

Другая сторона профессии