Общество
1750

Роковое лечение

Ложась в больницу подлечить голосовые связки, подающий надежды <br>
молодой певец и не предполагал, что вскоре ему придется бороться за зрение

Причиной несчастья, по мнению студента ВСГАКИ Владимира Стасюка, стали сначала инъекция, вызвавшая анафилактический шок, а затем и попадание в правый глаз нашатыря, с помощью которого медицинская сестра пыталась привести его в чувство. Теперь восстановить зрение молодого человека могут только в Москве



В общей сложности Владимир Стасюк, студент первого курса ВСГАКИ, провел на больничной койке 43 дня, с небольшими перерывами курс лечения занял более двух месяцев — с 9 февраля по 22 апреля. Сначала лежал в лор-отделении республиканской больницы, где, по его словам, и получил химический ожог глаза, а затем в глазном. Врачи лор-отделения свою вину категорически отрицают, считая, что причиной заболевания стало некое вирусное осложнение. В конце концов, их точку зрения поддержали и офтальмологи, хотя их первоначальный диагноз звучал как «химический ожог глаза третьей степени». Владимир Стасюк в понедельник вылетел в Москву по бесплатной квоте Министерства здравоохранения РБ. В любом случае бывший пациент намерен обратиться с исковым заявлением в суд.
Сейчас 21-летний Владимир уже не может обходиться без солнцезащитных очков и обезболивающих препаратов. Его правый глаз представляет собой не самое приятное зрелище — воспаленный, слезящийся, с бельмовидным пятном. Но он хоть видит, пусть и с «эффектом парниковой пленки», по собственному описанию юноши. За это Володя благодарен бурятским офтальмологам, но далеко не лор-специалистам республиканской больницы. Все беды, по его убеждению, начались сначала с их небрежности, а затем и равнодушия.
В начале февраля у него заболело горло и по совету своего фониатора он решил пройти курс лечения в стационаре. Голосовые связки — главный инструмент певца, тем более что, по словам Владимира, 2 марта ему предстояло прослушивание в Москве по приглашению одного из столичных продюсерских центров. Добился он этого благодаря своей настойчивости, рассылая записи по всем найденным в Интернете адресам. Старшая сестра Татьяна, единственный родной человек (Володя — сирота. — Авт.), была категорически против, советовала просто попить антибиотики. Но, проживая на севере Читинской области, повлиять на решение братишки не могла.
В лор-отделение республиканской больницы Владимир Стасюк поступил 9 февраля. Диагноз ему был поставлен «острый ларинготрахеит». Проблемы начались практически сразу, с первого укола, назначенного врачом. Препарат «цефазолин» вызвал у Владимира анафилактическую реакцию, попросту обморок. Несмотря на это, на следующий день инъекция этого же лекарства была ему сделана снова и снова с тем же результатом. Но на этот раз при попытке привести пациента в чувство, по его словам, медсестра случайно капнула ему в правый глаз нашатырный спирт.
— Очнулся от жуткой боли, — вспоминает Владимир. — Глаз болел настолько, что не было сил, я ползал по полу и кричал. Ощущение было такое, будто стекло насыпали. Они мне стали промывать глаз, но было уже поздно. Придя в палату, я сидел, тер глаза. Выкатилась слеза — по запаху сплошной аммиак. Когда я наутро проснулся, боль не проходила, подошел к медсестре, спросил: что случилось, почему у меня болит глаз? Она сказала, что при падении я ударился о столик и ушиб глаз. Меня увели в глазное отделение, где меня осмотрел врач Назаров и сказал, что это ожог и надо будет проводить лечение в течение трех дней. Самое главное, чтобы в глаз не попала инфекция.
19 февраля Стасюка выписали из лор-отделения. Все это время он параллельно наблюдался в глазном, то же приходилось делать и после выписки. Но в ночь на 23 февраля боль стала настолько невыносимой, что, взяв такси, Владимир сам приехал в больницу, куда его сразу госпитализировали. Первый раз в глазном отделении ему пришлось лечиться до 15 марта с диагнозом «химический ожог роговицы третьей степени». Второй раз он лег на лечение 10 апреля и выписался 22 числа. На этот раз в эпикризе у него другой диагноз.
— Мы целый консилиум собирали, это вирусный дисковидный кератит, — уверяет Вячеслав Цыбиков, врач-офтальмолог. — При ожоге такого не бывает.
Такого же мнения придерживается Жанна Хагдаева, заведующая взрослым глазным отделением. Диагноз «химический ожог» она объясняет тем, что изначально он записывался со слов пациента и стал ясен только совсем недавно. Всему виной недолеченная аденовирусная инфекция, перешедшая на глаз, считает Жанна Всеволодовна. Окончательный диагноз будет поставлен в Москве, в НИИ глазных болезней имени Гельмгольца, высшей инстанции в мире офтальмологии России.

Автор:

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях