Маленькой Алинке нужно ваше сострадание - новости Бурятии и Улан-Удэ
Главное Популярное Все
Войти

Маленькой Алинке нужно ваше сострадание


1645

После сложнейшей операции малышка должна каждые три месяца ездить на прием к московским врачам, но денег на дорогу у родителей больного ребенка нет

Алинка Шайдурова — третий ребенок в семье. Сейчас ей уже два с половиной года, но ходить и говорить она начала совсем недавно — дело в том, что девочка родилась с очень серьезной патологией. В Российском научном центре хирургии ей была проведена уникальная операция — пересадка печени



— Поначалу все было хорошо, — рассказывает мама Надежда Шайдурова, — беременность протекала нормально, Алина родилась в срок, а через четыре дня нас выписали.
Спустя месяц, когда малышку из села Потанино принесли на прививку в местную участковую больницу, ее случайно увидел педиатр Бичурской ЦРБ. Доктор обратил внимание на желтовато-смуглый цвет кожи, чему никто из окружающих до этого не придавал значения, ведь Олег, папа Алины, тоже смуглый.
Шайдуровых срочно отправили в Улан-Удэ в детскую республиканскую больницу. Оказалось, что у девочки атрезия желчных путей, то есть полное их отсутствие, плюс начальная стадия цирроза печени.
— Мы в панике, нам сказали, что ребенок вряд ли будет жить, — со слезами вспоминает Надежда Александровна. — Ко мне подошла Лариса Владимировна Жданова, молодой врач из республиканской больницы, и сказала, что нужно звонить в Москву.
Выяснилось, что в столице при такой патологии делают трансплантацию печени, но, к сожалению, многие пациенты не выживают. Лариса Владимировна помогла организовать телемост с Российским научным центром хирургии имени академика Петровского. У Шайдуровых появилась надежда — зав. отделением профессор Сергей Готье пригласил их на обследование, когда девочке исполнится шесть месяцев.
К этому времени Алина весила всего четыре килограмма. У нее начал сильно расти живот, а ручки и ножки были тоненькие, как палочки. Девочка совсем не поправлялась, плохо спала, часто плакала и начала задыхаться.
В Москве предложили операцию — пересадку фрагмента печени донора, но никаких гарантий не давали: операция очень сложная, а девочка слишком мала. Родители рискнули, донором должна была стать Надежда, но ей предстояло срочно похудеть на десять килограммов, чтобы освободить свою печень от жировых оболочек.
Операция была назначена на 29 ноября 2005 года. Чтобы собрать деньги на дорогу, Шайдуровым пришлось продать весь домашний скот и взять кредит в банке (саму трансплантацию стоимостью два миллиона рублей оплатило государство. — Авт.).
Надежда провела на операционном столе три часа, а Алина — шестнадцать, но уже на следующий день малышка начала улыбаться и поднимать головку, хотя до этого она не говорила, не сидела, а только лежала на спине.
— Когда через две недели я зашел к ним в палату, дочка меня узнала и сказала «папа». Это ее первое слово! — радостно улыбаясь, рассказывает Олег. — Потом она начала переворачиваться и садиться.
Сейчас малышка практически ничем не отличается от своих сверстников: смеется, шалит, болтает и любит рисовать. Чувствует она себя хорошо, но для этого родителям приходится прилагать немало усилий. Дело в том, что донорский орган в любой момент может быть отторгнут слабым детским организмом. Чтобы этого не произошло, Алина ежедневно принимает препарат, один флакончик которого стоит 12 тысяч рублей, его хватает на один месяц. Лечение это пожизненное и дорогостоящее, поэтому государство взяло расходы на себя. Но в этом году в Бурятии возникла проблема с поставкой бесплатных лекарств. Так как прерывать прием препарата ребенку нельзя даже на день, родителям придется покупать его за свои деньги.
Кроме того, в течение трех лет после операции малышка должна наблюдаться в научном центре хирургии. Показываться врачам нужно через каждые три месяца. Дважды поездку в Москву на самолете Шайдуровым оплатили из Фонда социального страхования, а потом отказали: правительство РФ приняло постановление производить оплату транспортных расходов к месту лечения и обратно авиационным видом транспорта только при отсутствии железнодорожного сообщения. В противном случае расходы будут считаться нецелевыми.
— А нам строго-настрого запрещено ездить на поезде, — говорит отец. — Ведь у Алины нет ни одной прививки, иммунитет ослаблен, ей противопоказано находиться в людных местах. Даже небольшая простуда может привести к непоправимому.
Пережив за последние два года то, что врагу не пожелаешь, родители не намерены рисковать жизнью своей крохи. Они во многом отказывают себе и своим старшим детям, чтобы накопить нужную сумму для поездки на консультацию. Живут на небольшую зарплату Олега, а пенсию Алины, инвалида детства, копят на билет. Но этого все равно не хватает.
— Нам нужно было везти дочку 25 февраля, но в продаже были билеты только по четырнадцать тысяч в один конец на взрослого и на ребенка — десять. Поездку пришлось отложить, — рассказывает Надежда. — Купили более дешевые билеты только на конец марта. А ведь еще назад лететь надо.
Деньгами Шайдуровым помогли родители и родственники. Так было и в предыдущий раз, но ведь все время рассчитывать на помощь близких людей сложно. А ведь ездить в Москву нужно через каждые три месяца в течение трех лет. Там нужно на что-то жить, питаться, благо есть где остановиться (там живет родная сестра Надежды. — Авт.).
— Мы никогда ни у кого не просили денег, муж сам старается зарабатывать, но столько денег нам взять негде, — говорит Надежда Александровна. — В «Единой России» нам горы наобещали, да толку никакого. Моя мама ходила к депутату Мезенину, а Олег был у Павлова. Они пообещали поднять этот вопрос на Хурале и подготовить письмо в Москву, ведь мы же не одни здесь такие.
Шайдуровым остается надеяться на помощь добрых людей, готовых откликнуться на чужую беду.

Счет Надежды Александровны
Шайдуровой:
Инн 7707083893
Мухоршибирское ОСБ №2438\017
с. Бичура
БИК 042520607
К/с 30101810900000000607
Р/с 30302810818000600907
Байкальский банк СБ РФ
Л/с 42307810109133805426
(для Алины Шайдуровой)

Читать далее

Другая сторона профессии