Общество
1169

«Склепать» мужской коллектив без царапин может только дама

Женщина-мастер авиационного завода считает, что с мужчинами работать легче — они «без обид»



У Татьяны Матвиевской, мастера завода агрегатной сборки Улан-Удэнского авиационного завода, в подчинении 15 крепких мужчин и всего одна женщина. Зато дома — полный матриархат. С работы вечером ее ждут дочь Ксения и внучка Даша. Противоположного пола в семье только кот Андрюша. Татьяна Георгиевна не феминистка.
— Мне в группу только мужиков давайте! — категорична она.
Отработав на заводе почти тридцать лет, мастер убеждена: профессия сборщика-клепальщика — дело сугубо мужское. Даже дочку, когда та просилась к ней, не взяла — пожалела.
— Целый день на ногах, руки устают, вибрация, постоянный шум. А вечером с работы придешь — еще и домашними делами надо заниматься, — поясняет она.
Однако сама себя без завода не мыслит. Прикипела душой к родному предприятию. И свою совсем не женскую работу любит.
Ее группа работает на потоке детальной сборки вертолетов. «Сшивает» заклепками крупные детали в вертолетах: аварийные люки, балочные держатели, десантные кресла, сиденья пилотов и т. д. Работа тяжелая, требующая немало физических усилий. В цехе шумно и многолюдно. Зато в кабинке мастера — по-простому будке — по-домашнему уютно. На окне кружевные занавески, на стене картина, на столе среди документов и различных бумаг — зеркало. Здесь рабочее место Матвиевской: тут распределяются задания, ведется учет и, если надо, воспитательные беседы с подчиненным.
В коллективе мужчины подобрались разные. Младшему — 23, старшему — 64 года. Самый опытный рабочий Александр Белецкий старше своей начальницы на 11 лет. «Моя палочка-выручалочка», — говорит про него мастер. Про остальных замечает: «Хорошие подобрались ребята».
Для нее главное — найти к каждому свой подход. Женщина считает, что с мужчинами работать легче.
— Они без обид. Переругаешься порой с кем-то, подойдешь потом — как ни в чем не бывало, — делится она.
Но признается, что иногда как женщине бывает нелегко: «Надо иногда за что-то тряхануть, а я не могу».
— Она разгильдяев не любит и тех, кто в рюмку заглядывает, — говорит Ольга Александрова, единственная в группе женщина, ученица Матвиевской.
Короткая стрижка, чуть тронутое косметикой лицо, сухощавая, подтянутая фигура — Татьяна Матвиевская не производит впечатления строгой начальницы. Рабочие группы для нее скорее подопечные, чем подчиненные, и отношение к ним соответственное — почти материнское. Как мастер, Татьяна Матвиевская распределяет задания между рабочими. Именно от нее зависит, сколько заработает каждый. Вот и старается, чтобы простоев не было. Знает, когда у кого заканчивается работа, еще подкидывает.
— Ни дня без работы не стояли, — замечает Ольга Александрова.
Молодежь ценит своего начальника за отзывчивость. Она всегда в курсе того, что происходит в семьях своих рабочих. Если надо, всегда поможет и подскажет.
— Я вообще не представляю другого мастера на ее месте. Она принципиальная, если виноват, то достанется от нее, — рассказывает Владимир Пермяков, 27-летний сборщик.
Татьяна Георгиевна отвечает за качество работы на ее участке. В этом деле она категорична: есть дефекты — переделывай.
— Я когда в магазине какую-то вещь покупаю, обязательно ее выворачиваю и смотрю, как строчки прошиты: не торчат ли нитки, как сшито. Так же и здесь. Подойдешь проверять, смотришь, как заклепки лежат, может, где-то неровно, смотришь, чтоб нигде рисочек (царапин. — Авт.) не было, — объясняет она.
На авиационный завод Таня Матвиевская пришла, когда ей было 22 года. Устроилась учеником сборщика-клепальщика. Соединять специальным пневмомолотком разные детали научилась быстро. В 1993 году женщину назначили мастером. Первое время было очень трудно, вспоминает она. Работы было мало — шла перестройка, завод пытался выжить. Помнит, что немало слез пролила в подушку. Теперь Татьяна Георгиевна — мастер опытный. «Дело знает от и до», — замечает Александр Белецкий. Сама Матвиевская о работе на заводе рассказывает с затаенной гордостью: не пылесосы собирают — самолеты. А вот о планах на жизнь говорит скупо:
— Я себя на другом заводе не представляю, здесь все родное. Буду до пенсии здесь работать, главное, чтобы здоровье было. Мне ведь еще внучку на ноги поставить надо.

Автор:

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях