Общество
1304

Пожар как стихийное бедствие

В селе Чикой Кяхтинского района, где живут 743 человека, дома горят зимой потому, <br>
что для машины, которая может их потушить, нет теплого гаража

В старый Новый год 13 января Августина Андреева накрывала праздничный стол и ждала дочерей с внуками в гости. В 21.45 глава семьи Александр вышел на улицу и увидел, что горит затопленная им баня. Хозяин, водитель машины «скорой помощи», первым делом бросился выгонять из ограды служебную машину. А вот свою спасти не успел. «Жигули», на которые Андреевы еще не получили номера и заплатили в банк всего один взнос по кредиту, загорелись вместе с гаражом. Огонь, вспыхнувший с новой силой из-за бензина, перекинулся на четырехквартирный дом



— У меня и в мыслях не было, что у нас дом сгорит, думали, что успеем потушить. Бегали по соседям, воду искали, а что у нас — один снег только, — говорит Августина Ивановна.
Помощь пришла неожиданно — с дискотеки шли подростки, которые бросились выносить из квартир вещи.
— Они, как муравьи, набежали. Спасибо ребятишкам, хоть половину вещей спасти успели, — вздыхает Андреева.
Вместе со всем скарбом Августина Ивановна пока разместилась в здании амбулатории, где она беспрерывно работает уже 46 лет сразу после окончания медучилища. В одной из комнат стоит сервант с посудой, на веревке висит постиранный белый халат. Работать единственному в селе фельдшеру с акушерским образованием все равно нужно.
— Буду пока тут, здесь и так мой дом родной, — говорит женщина, поглаживая по голове младшего из внуков. — Мы виноваты, конечно, с нас загорелось. Но что теперь сделаешь?
Андрей Серебренников успел вынести из горящего дома холодильник, шкаф, другие крупные вещи. Пока 46-летний мужчина, инвалид второй группы, живет у сестры.
— Претензий к Андреевым у меня нет, они и так больше всех пострадали, — говорит Серебренников, который спустя четыре дня после ЧП так и не ходил на пепелище дома, где родился и вырос. — А что там делать? Душу бередить?
В селе, где нет пожарной части, вакуумную машину оборудовал под пожарную Николай Томсон. Он работает при администрации на полставки водителя, увозит отходы от зданий детского сада, школы и интерната. В его обязанности не входит тушение пожаров. Но именно к нему с бедой и днем и ночью бегут все погорельцы. В этот раз Николай пришел на пожар с лопатой в руках — машину разогревать даже не стал, все равно не успел бы. Мужчина поставил на автомобиль насос, который качает воду. Летом у этой машины больше шансов отвоевать жилье у огня, в основном деревянное, построенное еще при купцах. Можно закачать воду из реки или из колонок — у многих жителей Чикоя своих скважин нет.
А вот зимой свои условия диктует погода. Нет теплого гаража, а чтобы разогреть вакуумку, нужно часа три. Дом, которому 80 лет, сгорел дотла за час. Когда из Кяхты за 30 километров пришла пожарная машина, было уже поздно. Оставалось следить за тем, чтобы огонь не перекинулся на дома соседей.
Марина Андреева, глава муниципального образования «Чикойское», уверяет, что возможности построить гараж нет. Бюджет дотационный на 85 процентов, нет ни одного предприятия, земли, имущества и, соответственно, доходов. Заложники стихии — все село, где за последние два года уже сгорели четыре дома.
После пожара в Чикой приехал глава района, погорельцы написали заявление на имя президента РБ с просьбой о помощи. После подсчета ущерба будет решено, какая это будет сумма.
— Я в чужой дом не пойду, — говорит Августина Андрева. — Будем строить новый рядом. А на пепелище я кусты насажу.

Чикой — Улан-Удэ.

Автор:

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях