Общество
1373

Дочери ветерана дали отсрочку на выселение

Еще шесть месяцев разрешили пожить Марии Рабдановой в квартире отца, которая находится в специализированном доме на улице Ермаковской, 37. Такое определение 27 декабря 2006 года вынес суд Советского района

Еще шесть месяцев разрешили пожить Марии Рабдановой в квартире отца, которая находится в специализированном доме на улице Ермаковской, 37. Такое определение 27 декабря 2006 года вынес суд Советского района



Мария Рабданова решением районного суда от 12 ноября 2006 года должна была после смерти отца, ветерана Великой Отечественной войны, освободить двухкомнатную квартиру. Женщина, у которой есть 14-летний сын, обжаловала решение в Верховный суд РБ. Кассация осталась без удовлетворения. Рабдановой негде больше жить, и в ноябре обратилась с ходатайством об отсрочке выселения.
С прошлого года длится открытое противостояние ветеранов и их детей, проживающих в социальном доме по улице Ермаковской, 37, с Минтруда и соцразвития РБ. Их основное требование — изменить статус специализированного дома и разрешить жильцам оформление квартир в собственность. Они считают, что предоставление жилья на временных условиях ущемляет и нарушает права ветеранов Великой Отечественной войны.
Несколько раз ветераны и члены их семей выходили с акциями протеста. В конце августа 2006 года был проведен пикет на площади Советов. Несмотря на промозглую погоду, пожилые люди терпеливо ожидали реакции правительства. Однако никто из чиновников не вышел на переговоры. В октябре пожилые люди решились перекрыть движение на одной из самых оживленных улиц города, Борсоева. В конце ноября дети ветеранов официально объявили голодовку. Длилась она две недели. Однако пристальное внимание ей оказали лишь сотрудники милиции, которые не позволили проводить голодовку в помещении актового зала социального дома.
Мария Рабданова жила в двухкомнатной квартире с отцом, ветераном ВОВ Сергеем Федоровичем Махаляновым. В октябре 2005 года его не стало. Министерство труда и соцразвития РБ потребовало от женщины и ее несовершеннолетнего сына освободить квартиру. Однако другого жилья у дочери ветерана не было.
— В 1998 году, когда был построен этот дом, моему отцу дали квартиру. В договоре в пункте 8.1 было указано, что после смерти нанимателя договор может быть перезаключен с другими членами семьи. Однако ордер потом выдали только на отца. В итоге получилось, что мой отец воевал за государство, ничего за это не получил и умер в казенном доме, — говорит Мария Рабданова.
12 сентября 2006 года суд Советского района вынес решение о выселении Марии Рабдановой и ее 14-летнего сына из квартиры на Ермаковской, 37, без предоставления другого жилья. Иск инициировало Министерство труда и соцразвития РБ. Мария Рабданова обжаловала решение районного суда в Верховный суд РБ. Однако кассация осталась без удовлетворения. В октябре решение вступило в законную силу. В службе судебных приставов Советского района было возбуждено исполнительное производство.
В ноябре женщина обратилась в суд Советского района с ходатайством об отсрочке исполнения решения о ее выселении на один год. В суде Мария Рабданова пояснила, что одна воспитывает несовершеннолетнего сына и ее доходы не позволяют сразу решить вопрос об аренде или приобретении другого жилья. Представители Министерства труда и соцразвития были против удовлетворения ходатайства. Обосновывали тем, что своей очереди на вселение ждут другие ветераны и якобы Рабданова не производит плату за коммунальные услуги. Однако последний довод представителей Минтруда не нашел своего подтверждения в суде. Дочь ветерана оказалась исправным плательщиком, что подтвердила соответствующими квитанциями.
Учитывая материальное положение ответчицы и наличие несовершеннолетнего сына, суд Советского района отсрочил на полгода выселение Марии Рабдановой.
Этот же суд в ноябре вынес решение о выселении еще одной дочери ветерана ВОВ Ларисы Галановой. Так же, как и Мария Рабданова, она обжаловала решение в Верховный суд РБ, а затем обратилась с надзорной жалобой.
Обе женщины намерены до конца отстаивать права на квартиры в доме по улице Ермаковской, 37.
— Если потребуется, мы обратимся в Верховный суд России, — говорит Мария Рабданова.

Автор:

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях