Общество
1230

«Болезнь невозвратов» лечат все более радикальными способами

Даже небольшая просрочка платежей по потребительскому кредиту гарантирует должникам неспокойную жизнь

Проблема невозвратов выдаваемых розничных ссуд гражданам буквально за каких-то полгода стала головной болью для большинства коммерческих банков



Процесс пошел
Если еще в середине 2006 года банкиры дружно утверждали, что рынку потребительского кредитования ничего не угрожает, то к концу года тон их высказываний резко изменился. Несмотря на то что всевозможные риски кредитные учреждения с запасом вкладывают в проценты, доля так называемых «плохих долгов» достигла критической отметки в 10—15 процентов. Именно этот рубеж обычно свидетельствует о начале острой фазы «болезни невозвратов».
В абсолютном большинстве представленных в республике коммерческих банков с проблемами неплательщиков пока предпочитают бороться собственными силами. В службах и отделах безопасности создаются специальные группы, которые работают с должниками после того, как те внесены в «черные списки».
Начинается все с элементарной процедуры рассылки письменных уведомлений о просрочке очередного платежа и звонков домой и на работу. В 60 процентах случаев этой меры бывает обычно достаточно, чтобы «забывчивый» клиент поспешил в операционную кассу. В отношении тех, кто пропустил второй или третий платеж, предпринимаются меры другого порядка. Сотрудники банка выезжают к ним по месту жительства для разъяснения ситуации и объяснения юридических последствий невозврата кредита. Такой профилактической беседы для еще 20—25 процентов недобросовестных заемщиков бывает достаточно, чтобы принудить их к выполнению обязательств перед кредитным учреждением.
И лишь оставшиеся 10—15 процентов заемщиков с большой долей вероятности реально не могут или не хотят исполнить взятые на себя обязательства. В их числе могут оказаться как люди, попавшие в трудную жизненную ситуацию, так и откровенные мошенники, никогда не собиравшиеся возвращать свои долги. Хотя с точки зрения действующего законодательства между ними нет большой разницы.
— Бывшая жена уговорила взять в кредит 30 тысяч в местном отделении Сбербанка, — говорит житель Кяхты Алексей Филимонов. — По­скольку речь шла о сравнительно небольшой сумме, а деньги были нужны для продолжения образования дочери, я согласился. Так получилось, что сразу после этого сначала потерял работу, а потом похоронил отца. В поисках работы уехал в Улан-Удэ, а в это время к жене стали регулярно наведываться крепкие ребята в камуфляже и грозить неприятностями в случае непогашения кредита. Но я ведь не отказываюсь, дайте только время!

По закону и по понятиям
Коммерческие банки, занятые в сфере потребительского кредитования, уже не первый год ожидают принятия федерального закона о банкротстве (несостоятельности) физических лиц. Как это ни удивительно, но в его принятии должны быть заинтересованы прежде всего дисциплинированные заемщики. Юридическое оформление процедуры признания финансовой недееспособности отдельных граждан позволит «разрулить» нынешнюю ситуацию, когда все риски банка изначально закладываются в кредитные договоры. К мелким мошенникам, которые используют подложные документы для получения займов по так называемому экспресс-кредитованию, это не относится. Такого рода клиентурой занимаются прежде всего правоохранительные органы.
А вот в отношении законопослушных граждан, в силу каких-то причин не сумевших соблюсти условия стандартных кредитных договоров, банки в большинстве случаев идут навстречу. Около 40—60 процентов пени и других просроченных задолженностей, например, в «Азиатско-Тихоокеанском банке» и «Восточном экспресс-банке» (которые сравнительно недавно появились в Улан-Удэ), списываются если не в местных филиалах, то после рассмотрения в главных офисах в Хабаровске и Комсомольске-на-Амуре. Были бы соответствующие заявления.
Далеко не все заемщики готовы воспользоваться возможностью «финансовой амнистии». Хотя процедура работы с недобросовестными клиентами начинается буквально после первой же просрочки очередного платежа, примерно каждый двадцатый должник предпочитает довести дело до суда.
— Вот уже в течение года мы пытаемся добиться погашения кредита на сумму 50 тыс. рублей от бывшей работницы Гусиноозерской ГРЭС Галины Занхоевой, — говорит сотрудник службы безопасности Байкальского банка Сбербанка РФ Николай Исаков. — При оформлении займа вопросов о платежеспособности клиента не возникло. Но в последующем она уволилась с предприятия и за короткое время трижды разменяла квартиру. Понятно, что даже с помощью правоохранительных органов найти координаты человека без постоянной регистрации сложно. Теперь все претензии обращены к поручителю кредита.

Здравствуйте, я ваш коллектор...
В тех случаях, когда возврат долгов для кредитных учреждений становится проблематичным (а этот срок по мировой практике ограничен примерно тремя месяцами), в дело обычно вступают так называемые коллекторские бюро или агентства. Так на американский манер (от англ. сollection — собирание, сбор денежных средств) сегодня называют фирмы, профессионально занимающиеся взысканием задолженностей. Пока в республике услуги коллекторских агентств не слишком востребованы. С февраля 2006 года на местном рынке работают ООО «Агентство по возврату долгов», которое заключило договор с банком «Русский стандарт», частное охранное агентство по возврату долгов «Асгард». Несколько особняком стоит коллекторское агентство «АВД», созданное «Росбанком» и имеющее целых семь территориальных управлений.
— Как и другие подразделения банка, мы заключили договор с недавно созданным Бурятским филиалом Красноярского территориального управления агентства по возврату долгов, — говорит начальник службы безопасности Бурятского отделения «Росбанка» Олег Семенов. — Пока о практических результатах сотрудничества говорить преждевременно, но обычно эффективность работы таких специализированных организаций значительно выше. Да и имеют дело они, как правило, с самыми тяжелыми случаями.
Директор местного филиала «АВД» Александр Манзаров видит за коллекторскими бюро и агентствами большое будущее. Согласно имеющейся статистике, специалисты-коллекторы в каждом втором случае добиваются результата и возврата даже самых тяжелых долгов. Причем действуя исключительно в рамках закона.

Время — деньги
Обычно от начала действий по возврату займов до подачи банком искового заявления в суд проходит не менее 5—6 месяцев. Но и этого времени некоторым клиентам не хватает, чтобы хотя бы попытаться «пойти на мировую».
Сначала люди попросту не придают значения некоторым пунктам подписываемых договоров о размерах штрафных санкций в случае несвоевременного внесения средств. По общепринятой нынче «моде» в текстах банковских документов они набираются самым мелким шрифтом и могут колебаться от 2 и до 4,5 процента за каждый день просрочки очередного платежа. При сумме платежа в 3—5 тысяч рублей в месяц (наиболее распространенная схема при рассрочке в год-полтора) за неделю набегает вполне приличная сумма, исчисляемая несколькими сотнями рублей.
Затем они не обращают внимания на многочисленные уведомления, которые поступают сначала по почте, а потом вручаются из рук в руки. А в результате после соответствующих судебных решений в дело вступают приставы, которые имеют право наложить арест на имущество со всеми вытекающими последствиями.
Впрочем, это наиболее печальный сценарий развития событий, которого можно избежать. Так же, как и появления на пороге своей квартиры вооруженного Административным кодексом коллектора или судебного пристава с исполнительным листом в руке.

По этическим соображениям имена заемщиков изменены.

Цифры говорят
* Объем выданных по стране потребительских кредитов превысил в 2006 году 600 млрд. рублей. По данным Romir monitoring, за последний год каждый четвертый россиянин воспользовался потребительским кредитом.
* За полгода просроченная задолженность по розничным кредитам выросла на 40 процентов. В среднем каждый россиянин задолжал банкам 266 $ при среднемесячной зарплате 300 $.
* В целом сумма просроченных платежей коммерческим банкам достигла 30 млрд. рублей (Интерфакс-ЦЭА).
* Кредитная политика коммерческого банка считается рискованной, если объем средств, идущих на потребительское кредитование, составляет более 75 процентов его активов. Из филиалов, работающих в республике, по данным агентства «Русрейтинг», в этот перечень попадает банк «Русский стандарт» (84 процента).
* Массовый невозврат потребительских кредитов (до 30—35%) обычно влечет за собой банкротство коммерческих банков и обвал финансовых рынков государства.

Несколько советов начинающим должникам:
* Не избегайте контактов с представителями банка-заемщика. В 90 процентах случаев конфликт можно решить на ранней стадии.
* Большинство коммерческих банков охотно идут на реструктуризацию долга, дисконтирование штрафов и даже частичное или полное списание набежавших процентов и пени. Последнее возможно, если причина просрочки достаточно серьезна.
* Если уж вы подписали график погашения задолженности или мировое соглашение, то старайтесь впредь не допускать их нарушения. В противном случае снисхождения ждать больше не придется.
* Не пытайтесь погасить просроченные кредиты за счет новых — лучше по­пробовать занять у друзей и родственников. В этом случае с вас хотя бы процентов не потребуют.
* В списке обязательных выплат расчеты по кредитам переместите (если вы до сих пор этого не сделали) на одно из первых мест в семейном бюджете.
* Ни при каких обстоятельствах не отказывайтесь (хотя бы на словах) от своих долгов. Это поможет выиграть какое-то время для решения ваших финансовых проблем.
* Если дело все-таки дошло до суда, лучше все вопросы («ценой» не дороже 30 тыс. рублей) с кредитором решить у мирового судьи.
* Не стоит просить судебных приставов о гуманности — на этой стадии конфликта такие доводы уже не действуют. Делать это нужно было раньше (см. п. 1).

Автор:

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях