Общество
1615

Разведчик из Бурятии погиб в Чечне

Родственникам Андрея Кошелева пообещали прислать краповый берет — символ высшей доблести спецназа МВД

— Он умер не сразу. Он получил смертельное ранение в голову, но его сердце билось еще три часа, — рассказывает Наталья Красикова, сестра Андрея. — 27 апреля ему исполнилось бы 22 года



В Челябинском спецназе, куда 2,5 года назад направили призывника из Бурятии Андрея Кошелева, прошла церемония вручения краповых беретов.
Этот почетный символ посмертно присужден четырем разведчикам — Андрею Кошелеву, Руслану Нафикову, Мураду Рагимову, Роберту Хайруллину. На церемонии присутствовали родственники всех спецназовцев, кроме Кошелевых. Челябинские СМИ распространили информацию о том, что родители Андрея не смогли приехать из далекой Бурятии. Краповый берет будет отправлен к нему на родину в село Гунда Еравнинского района.
— Мы только от вас узнали об этом, — говорит по телефону Светлана Себатуловна, мать погибшего. — Никто нам ничего не сообщал и берет нам не присылали.
Прошло уже восемь месяцев со дня гибели Андрея, но семья погибшего от рук террористов ефрейтора внутренних войск МВД РФ из-за многочисленных бюрократических проволочек не может получить обещанную страховку и оформить пенсию.
Бой, в котором погибли четыре разведчика, а трое получили огнестрельные ранения, произошел в ночь с 23 на 24 мая в районе населенного пункта Эшилхатой Веденского района Чечни.
«Около 23 часов 25 минут во время проведения засадных действий в районе 2,5 километра северо-восточнее населенного пункта Эшилхатой произошло боестолкновение разведывательной группы с бандгруппой, предположительно 10—20 человек» — так указано в материалах административного расследования, проведенного по факту гибели военнослужащих.
Старший разведчик разведывательной группы Кошелев, как и трое его сослуживцев, получил огнестрельные ранения в голову, не совместимые с жизнью. Андрей скончался в 2 часа ночи в медпункте войсковой части в Ведено. Трое раненых, в том числе и командир разведывательной группы майор Братков, были эвакуированы в госпиталь. Его считают виновным в смерти Андрея родственники парня. Сослуживцы, приезжавшие после его смерти к Кошелевым, рассказали правду о той злополучной ночи.
— У них была задача посмотреть и уйти, — рассказывает Наталья, старшая сестра Андрея. — А у этого Браткова, он уже много раз ездил в Чечню, видимо, нервы не выдержали, он выстрелил в сторону террористов, и так начался бой.
В официальных документах, пришедших на имя родителей Кошелевых, ничего подобного не указано.
Андрей призывался в армию на полгода позже, чем его одноклассники из школы поселка Гунда Еравнинского района. Весной он учился на бульдозериста, успел поработать в Улан-Удэ, а осенью его отправили в Челябинск. Жилось ему там неплохо. О привычных уже неуставных отношениях не могло быть и речи. Он жил в казарме вместе с земляками — всего их было 20 человек из Бурятии. В Чечню Андрей поехал по собственному желанию, прослужив чуть больше года.
— Он говорил, надоело мне в армии, каждый день одно и то же. Хочу посмотреть, что такое Чечня, — рассказывает Наталья.
Родители, не знавшие, что он отправляется в горячую точку, по просьбе сына написали заявление о согласии перевести его из одной части в другую. Первая поездка прошла благополучно.
— Сначала он такой упитанный был. Когда перешел в спецназ, сразу похудел, видимо, тренировки, нагрузки всякие. Такой жилистый стал, как мужик, — говорит мама солдата.
Последний раз родственники видели Андрея в феврале 2006 года, когда он приезжал в отпуск домой. Он отметил Новый год в деревне, заехал в гости к Наталье, которая с мужем и дочкой живет в Улан-Удэ.
— Он знал, что поедет во второй раз в Чечню, но на этот раз он не хотел, — говорит Наталья. — Но что сделаешь, срок контракта еще не истек. До тех пор, пока не пришли бумаги, мы даже не знали, что он разведчик. Спецназ да спецназ, а какие там войска, внутренние или внешние, нам без разницы.
9 апреля он отправил сестре sms: «Мы грузимся в эшелоны».
Тело Андрея привезли в цинковом гробу. Его похоронили 4 июня. Наталья так и не смогла подойти к гробу и заглянуть в маленькое окошечко, чтобы в последний раз увидеть лицо брата. Мать Светлана Себатуловна и отец Василий Яковлевич находились в полной прострации. Все тяготы по проведению похорон, на которые пришла вся деревня, легли на плечи Натальи и ее супруга Юрия. Семейство Кошелевых получило положенные 120 окладов, но ни страховку, ни другую помощь государства за смерть сына им никто не дает.
— Я пыталась все прошлое лето, оформляла документы в военкомате в Сосновке, но постоянно каких-то бумаг не хватает. А сейчас сказали, что надо в МВД обращаться.

Автор:

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях