Общество
1342

Баба Катя-фейерверк

В свои 82 года она лазит по деревьям и ежегодно шьет карнавальные костюмы

— Я время берегу, — говорит Екатерина Николаевна Борцова. — Мне ведь девятый десяток идет, поэтому тороплюсь жить. Каждой минутой дорожу




Время ей нужно, чтобы многое успеть сделать. Выйдя в 65 лет на заслуженный отдых, Екатерина Николаевна стала писать стихи, увлеклась музыкой, фотографией, рисованием. Вот уже 9 лет она мастерит новогодние костюмы, которых собралась целая коллекция.
Первый костюм «Бабочка» Екатерина Николаевна изготовила в память о своем любимом старшем брате Василии. Он был разведчиком и служил в Бресте. Всякий раз в письмо сестричке Вася вкладывал засушенную бабочку. Некоторые были очень редкие, диковинной красоты.
Каждый карнавальный костюм имеет свой смысл и значение. На накидке к костюму «Прощай, ХХ век» вышитый козленок везет карету, из которой выглядывают лица со старых фотографий. «Это мои друзья, — объясняет Екатерина Николаевна. — Теперь уж их нет на белом свете. Но моя память о них жива. Вот собрала их с собой в XXI век».
В год Змеи с плеч Екатерины Николаевны свешивался почти настоящий уж. Правда, шкурка его была сделана из омулевой.
Чтобы создать костюм «Шишка», ей понадобилось 600 еловых шишечек, каждую из которых она старательно закрепила на платье. Несчетное количество настоящих березовых желтых листьев были пришиты на новогодний наряд «Березка».
В детстве маленькой Катюше не довелось надевать новогодние обновки. Чтобы как-то облачить 11 детей, Катиной матери приходилось самой шить им пальтишки и обувку. Тут уж не до баловства маскарадными нарядами.
Под Новый год бабушка Катя мастерит игрушки. У нее сохранился конь, изготовленный из календаря и набитый ватой, который имеет самую настоящую торбу для овса и колокольчик. А еще любит выдумывать всякие шляпки. Недавно получила первый приз за шляпку, которую, по ее мнению, носила Наташа Ростова.



На свои 82 года маленькая изящная дама явно не выглядит. Мало кто верит, что в этом возрасте она даже лазит по деревьям. У нее есть фотография, где она в 80 лет «оседлала» высокую сосну. Тяга к риску и авантюре, в хорошем смысле слова, у нее с детства. Однажды полет с высокой вершины на лыжах у маленькой «горнолыжницы» завершился потерей четырех зубов.
Антресоли шкафа у Екатерины Николаевны забиты альбомами с фотографиями, газетными вырезками, рисунками. На ее рисунках простым карандашом изображена вся ее жизнь. Большая часть из них посвящена военному периоду. Вот ее подруга провожает на фронт любимого. На портрете дядя прощается с конем, которого отдает в армию. Вот Катя с двумя подружками косит гречиху. Рисунков много, и в каждом из них маленький отрезок ее жизни.
Екатерина Николаевна бережно хранит 800 грампластинок и 120 кассет с любимыми мелодиями. «Я даже для себя похоронную музыку приготовила, — заговорщически делится она. — Не люблю духовой оркестр».
Еще в архиве у нее есть летопись жизни: воспоминания с трехлетнего возраста. Именно с трех лет она себя помнит. В этом возрасте случилось сильное землетрясение, которое малышка навсегда запомнила. На альбомных листах старательно записаны стихи собственного сочинения. Самая длинная поэма — в 20 листов — посвящена мужу. С Павлом Борцовым юная Катюша по­знакомилась на танцах. Бравый пограничник пригласил ее на вальс. До сих пор Екатерина Николаевна кружит в бальных танцах и даже участвует в конкурсах.



— Вот недавно видела одну женщину в Доме культуры, которая танцевала в сапогах, — укоризненно отмечает Екатерина Николаевна. — Разве можно: бальный танец и … в сапогах.
Сама Борцова держит для таких случаев модельные туфельки на довольно высоких каблуках. И, кстати, не выходит из дома, не подкрасив губы. Жизнь, как бальный танец, красивый и стремительный, считает 82-летняя улан-удэнка.
В День города на праздничных мероприятиях всегда можно увидеть ее с фотоаппаратом. Часто одна выезжает на Верхнюю Березовку, чтобы сделать снимки. На ее фотографиях запечатлены здания, которых уже нет. «Вот в кредит возьму шкаф, — мечтает Екатерина Николаевна, — тогда весь мой архив там поместится».
Две дочки, три внучки и одна правнучка к увлечению неутомимой бабушки относятся с пониманием. И даже организуют для нее выставки в музее и покупают фотоаппарат.
— Я уже сейчас загадываю, какой костюм сделаю на будущий год, — говорит Екатерина Николаевна, посещающая ежегодно новогодние вечера. — Я ведь не для призов их мастерю, а для удовольствия.

Автор:

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях