Общество
1264

Охота Олега Бабуева

Известный юморист Бурдрамы добывает по шесть уток за один раз

Для главного героя пьесы Вампилова «Утиная охота» это занятие стало единственным средством ухода от реалий нудного и рутинного быта. Для заслуженного артиста России Олега Бабуева охота стала любимейшим видом отдыха, которому он посвящает свое свободное время. Об этом увлечении мы и поговорили с известным актером Бурятского государственного академического театра драмы им. Х.Намсараева



— Олег Дамдинович, откуда у вас эта страсть к охоте?
— Я родился и вырос в горных районах Закамны и к охоте приобщился с малых лет. Мой отец был табунщиком и в теплое время года мы жили на летнике, практически в лесу. Охотились на зайцев, уток, рябчиков, куропаток, глухарей, косуль. Когда я учился в 5 классе, отец собрался в райцентр на Сурхарбан. Я стал проситься с ним, но отец отказал мне. Чтобы успокоить меня, сказал: «Хочешь на охоту? Бери ружье и иди». Мою обиду как рукой сняло, ведь я давно мечтал поохотиться, как взрослый охотник. Отец дал мне малокалиберную винтовку, и около полудня я в одиночестве ушел в лес по знакомой с детства тропе.
В пяти километрах от летника, около горной реки, находились солонцы, куда любили приходить косули. Я затаился среди камней и стал ждать. Через час с той стороны реки показались две косули, и у меня, несмотря на жару, еще больше разгорелось лицо от волнения. Они попили воды и стали переходить реку. Я вскинул ружье, взял одну из косуль на мушку и стал ее на ней держать. А вторая все стояла на берегу, не решаясь войти в воду. Когда моя косуля подошла достаточно близко, я не выдержал и выстрелил. Когда выбежал из-за камней, косули уже исчезли. «Смазал! — в отчаянье подумал я. — Как же я мог!». Вдруг на берегу я увидел кровь, а через несколько метров нашел убитую косулю. Она была достаточно крупная, и одному мне было ее не утащить. Тогда я не знал, что дичь нужно потрошить, а просто взял нож, отрезал ей заднюю ногу вместе с кожей и понес домой. Перед самым домом вспомнил, что отец возвращается с охоты поздно, и, чтобы во всем быть, как взрослый охотник, забрался в кусты и стал ждать сумерек. Там, неожиданно для себя, уснул.
Проснулся я, когда женщины собрались уже на вечернюю дойку. «Ну, — думаю, — пора». Когда зашел домой, то небрежно бросил свою добычу на стол. «Что это такое?» — спросила мать. «Косуля, — важно ответил я, — остальную часть я накрыл рубашкой и спрятал в лесу». После моих слов поднялся такой хохот, что я смутился. «Где ты стрелял?» — спросил отец. Я все подробно ему рассказал. Назавтра утром мы поехали на солончаки на двух лошадях и забрали добычу. После этого случая по всей деревне прошла молва, что я хороший охотник, и я брал ружье уже без спроса отца.
— И не страшно было в лесу одному?
— Однажды во время сенокоса я опять пошел на охоту один и заблудился. До самой ночи плутал, а когда стало совсем темно, сел под большим деревом, положил перед собой ружье и стал ждать рассвета. У меня не было спичек, и я натерпелся страху. Ночью ко мне подошел медведь, и я от страха чуть не выстрелил в него. К счастью, оказалось, что медведь мне только почудился.
Уснул я только под утро, а проснулся от рева гурана, который во время гона лает, как собака, призывая косулю. Я его подстрелил, выпотрошил и поволок на ремешке от ружья, как бурлаки на Волге. Уж очень мне было жалко бросать такую знатную добычу. Я сориентировался по солнцу и пошел, как оказалось, в правильном направлении. К полудню я забрался на обоо, сопку, где совершаются молитвы, и там уже понял, куда мне нужно идти. Тут я услышал лай своей собаки и увидел, что мой отец едет ко мне на коне. Родители волновались за меня, и он поехал меня искать. «Страшно было?» — спросил меня отец. «Нет», — гордо ответил я, ведь с самого детства был немного артистом.
— Вы занимались охотой, когда стали взрослым?
— В 1975 году, после окончания Дальневосточного института искусств, наши аксакалы, народные и заслуженные артисты СССР и России Содном Будажапов, Федор Сахиров, Сундуп Рабсалов, Петр Николаев, стали брать нас на охоту. Все они были заядлыми охотниками, у всех были ружья. Когда мы пришли в театр, они обрадовались: «Гонщики приехали!». В октябре, когда начался сезон охоты, мы поехали в охотничье угодье в районе села Ключи и поселка Оронгой, которое было закреплено за нашим театром. За право охоты в этих местах мы платили небольшую сумму и делали работу, которую нам давал егерь. Например, установить кормушки, убрать территорию, обновить зимник, наколоть дров.
У егеря взяли разрешение, лицензию на охоту, отметились. Мы, молодые артисты, были гонщиками, а наши маститые актеры стояли на «номерах». Обычно нас, гонщиков, высаживали с одной стороны горы, а автобус ехал дальше и огибал гору. С той стороны горы были расположены «номера», с которых ведется стрельба. В назначенное время мы начинали гнать зверя, у каждого гонщика был свой участок гона, как у каждого стрелка свой участок обстрела. Через определенное время, обычно через 15—30 минут, поднятый или вспугнутый нами зверь появлялся в районе «номеров». И наши аксакалы стреляли по нему.
Было очень обидно, когда они мазали, ведь для того, чтобы подогнать к ним добычу, мы, запыхавшись, бежали в гору, а потом с горы, преодолевая всяческие препятствия, через кустарники и косогоры. Мы иногда «выражались» по поводу их промахов, но только очень тихо. Наши заслуженные артисты чувствовали свою вину и говорили: «Ну ничего, ничего. Идите. В следующий раз мы обязательно попадем». И автобус опять отвозил нас к началу загона.
— А как проходила утиная охота?
— Охота на уток разрешалась с 1 мая. Тогда на озерах начиналась настоящая пальба. Я обычно охотился между двумя озерами за Оронгоем на уток, которые летели с того или другого озера. Стрелял влет. Утки падали на подтаявший снег или прошлогоднюю траву, и в открытой степи их очень легко было подбирать. За один раз обычно добывал пять или шесть уток. Еще мне очень нравилась охота на глухарей. В конце мая ранним утром или поздним вечером мы шли на глухариный ток, где собирались глухари. В это время суток глухари начинают токовать и ничего не слышат, а в другое время к ним практически невозможно подобраться. Зимой охотились на зайцев.
— Что нужно знать начинающему охотнику?
— Нужно помнить, что ружье — это не игрушка, нужно быть очень внимательным при обращении с ним. Всегда лучше лишний раз проверить магазин. Необходимо также соблюдать технику безопасности на охоте и внимательно слушать инструктаж, который дает опытный охотник. Категорически нельзя своевольничать. А вообще, если хочешь заняться охотой, конечно, нужно обратиться в Общество охотников и рыболовов. Там тебе дадут нужные рекомендации по получению лицензии и разрешения. Ходить в лес без разрешения и с незарегистрированным ружьем себе дороже. Все равно тебя когда-нибудь поймают. Кроме того, постоянно будешь находиться в напряжении и не получишь никакой радости.
— А какую радость получаете вы?
— Когда получишь разрешение, то смело идешь в лес и получаешь удовольствие от охоты, от свежего воздуха, от природы. Даже если охота прошла неудачно, все равно кругом слышны шутки, прибаутки, смех, все обсуждают, кто и как стрелял, кто промазал. Все факты преувеличиваются не менее чем в три раза. А уж если все прошло удачно, то тут вообще начинается праздник! Поляна накрывается по полной программе, все радуются добыче и ждут-не дождутся, когда ее приготовят. Охота очень помогает отвлечься от повседневной суеты, это прекрасный отдых.

Автор:

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях