Общество
2838

Потомки генерала японской армии живут в Улан-Удэ

Санжидма Гармаева — дочь единственного бурята, получившего высший японский офицерский чин. Ее отец стал генерал-лейтенантом Квантунской армии, которая вошла в мировую историю XX века своими войнами с Китаем и Советским Союзом

Санжидма Гармаева — дочь единственного бурята, получившего высший японский офицерский чин. Ее отец стал генерал-лейтенантом Квантунской армии, которая вошла в мировую историю XX века своими войнами с Китаем и Советским Союзом



За военную деятельность у японцев Уржин Гармаев был репрессирован.
Его дочери Санжидме было всего восемь лет. Тогда маленький ребенок никак не мог понять ненависть взрослых, которые не стеснялись проявлять свое отношение к ее родным. Семья генерала Гармаева на долгие годы оказалась заложником — из Китая их не выпускали, общения с ними избегали не только китайцы, но и земляки-эмигранты. Все эти годы судьба родных знаменитого генерала мало кого интересовала. Жена и дети старательно умалчивали свое родство: слишком живы воспоминания гонений в их адрес. Только в 1992 году Гармаевым разрешили выехать в Бурятию.
— Я решила, что моя семья должна жить на родине отца. Здесь наши корни, здесь наши бурханы, — говорит сегодня Санжидма Гармаева.
Обычный учитель словесности Уржин Гармаев в 20-х годах прошлого века эмигрировал с семьей в Маньчжурию. Он сумел стать первым человеком в среде бурятской эмиграции. А после вторжения японцев в Китай — генерал-лейтенантом крупной японско-маньчжурской Квантунской армии.
— Как фигура он проявился вне рамок Российского государства. Человек очень одаренный, с ярко выраженной этничностью. И, несомненно, его история будет волновать не одно бурятское поколение, — считает автор публикаций об Уржине Гармаеве Борис Базаров, директор Института монголоведения, буддологии и тибетологии.
После победы Советского Союза над Японией Уржин Гармаев сдался в советскую комендатуру. С тех пор деятельность генерала не освещалась.
…Дочь удивительно похожа на своего отца: точеные черты лица, высокий рост, даже в возрасте статная, стройная. В следующем году Санжидме Уржиновне Гармаевой исполнится семьдесят лет. У нее две дочери, четыре внука и один правнук.
В отличие от своих детей она не успела сполна испытать радость общения с отцом. Из далекого детства маленькая девочка навсегда сохранила в памяти доброе, улыбчивое лицо отца, который ласково о чем-то ей рассказывает.
— Он был очень добрый, всегда шутил, таким я его помню, — неторопливо рассказывает Санжидма Уржиновна.
Немногословно она рассказала о тех лишениях, которые пришлось испытать их семье после ареста отца. Мать с двумя детьми: Санжидмой и ее старшим братом Дашинимой — остались в Шэнэхэне. Имущество было конфисковано.
— Было очень тяжело, особенно нашей маме, на нас показывали пальцем, называли обидными словами: «му хунууд» («плохие люди»), «шудхэр» («черти»), — с грустью рассказывает Санжидма Уржиновна Гармаева.
Спасла их помощь со стороны родных и немногочисленных друзей семьи. Однако даже спустя многие годы презрительное отношение некоторых земляков-эмигрантов, китайцев неизменно преследовало их. Выехать в другую страну семье не позволяли.



Санжидма окончила семь классов, учиться дальше не стала. Пожилая женщина признается сейчас, что тогда ей все равно не дали бы окончить школу. Она сидела дома и помогала матери. Санжидма научилась очень хорошо шить национальную бурятскую одежду с соблюдением всех старинных традиций.
Выйдя замуж, занималась только домашними хлопотами. Муж, Цыдып, работал торговым инспектором. У них родились две дочери, Соелма и Соел-Цырен. Главной заботой молодой мамы были муж и дочери.
Все это время Цыдып поддерживал Санжидму Уржиновну. Он с большим уважением относился к памяти отца своей жены. После переезда в Улан-Удэ он даже написал книгу о своем тесте «Уржин Гармаев», которая была опубликована.
— Я не вправе судить, почему отец стал служить в Квантунской армии, — рассуждает Санжидма Уржиновна. — В любом случае он стал бы большим человеком.
Бережную память об отце хранит и старший брат Санжидмы Уржиновны Дашинима Гармаев. Он со своей семьей живет в Улан-Баторе. По словам сестры, в квартире есть уголок памяти родителей, где портреты отца и матери, большое количество фотографий.
— Ему повезло, он больше с ним общался, Дашинима всегда был с ним рядом, учился в военной школе, в которой преподавал наш отец.
Старший внук Санжидмы Уржиновны 29-летний Мунхэ-Булаг ни разу не видел своего знаменитого прадеда. Но трагическая судьба его предка стала стимулом для увлечения историей ХХ века.
— Мне интересно, да и хочется сохранить память для детей.
Сама Санжидма Уржиновна шэнэхэнский период жизни больше вспоминает с удовольствием, глядя на семейные фотографии матери с отцом. Пожелтевшие от времени снимки пожилая женщина бережно хранит. Это единственная ниточка, которая связывает ее с родителями. Сейчас для нее важнее будущее ее детей и внуков. Для них она не дочь генерала Квантунской армии, а любимая мать и бабушка.

Кто такой Уржин Гармаев
* Родился в 1888 году в местности Тогото Борзинского района Читинской области.
* В 1912 году окончил Читинское городское училище и получил звание народного учителя монгольской словесности и русского языка. Преподавал в сельских школах и училищах Читинской области.
* Во время революции работал в штабе атамана Семенова, воевавшего против Красной армии.
* В 1921 году вместе с женой эмигрировал в Маньчжурию.
* В 1932 году стал главой всей бурятской эмиграции в Китае.
* После образования в 1933 году государства Маньчжоу-Го из числа бурятских и монгольских эмигрантов Уржин Гармаев назначен начальником охранных войск и получил звание полковника. Руководил двумя кавалерийскими полками и ротой железнодорожной охраны, сформированными из бурят и монголов. Подчиненные ему войска принимали участие в совместных маневрах с японской армией.
* В 1938 году ему присвоен чин генерал-лейтенанта армии Маньчжоу-Го.
* Осенью 1940 года был назначен командующим штабом Квантунской армии.
* В декабре 1944 года его освободили от командования и назначили начальником военного училища по подготовке монгольских офицеров в городе Ванемяо.
* 30 августа 1945 года, после поражения японской армии, Уржин Гармаев сдался в комендатуру советских войск. Ему было предъявлено обвинение в вооруженной борьбе против советской власти и ведении разведывательной работы против СССР. Его приговорили к расстрелу с конфискацией имущества.
* 13 марта 1947 года приговор суда был приведен в исполнение.
* 23 февраля 1992 года на основании закона РФ Уржин Гармаев посмертно реабилитирован.

Автор:

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях