Общество
2411

Дед Поликарп и его женщины

75-летний художник-самоучка из Бичуры рисует своих землячек в стиле ню

Картины Поликарпа Ермолаевича Судомойкина в начале октября будут выставлены в Центральном доме художника
в Москве, где пройдет его первая персональная выставка




В столицу он едет вместе со своей верной спутницей жизни Евдокией Нестеровной Григорьевой. Ее нисколько не смущает, что муж рисует обнаженных женщин. «Если ему нравится, пусть рисует, а че такого», — улыбаясь, говорит она.
Человек верующий, мастеровой, отец пятерых детей, Поликарп Судомойкин раскрыл в себе талант живописца уже на пенсии. Так он смог воссоздавать картины детства, бередившие его душу, образы святых и романтичные портреты тех дам, что ему по нраву. Увлечение придает ему уверенности, что он не зря живет — вырастил четверых сыновей и дочь, построил всем дома и нарисовал около ста картин.
Первыми рисунками Судомойкина были портреты Ленина, Сталина, Калинина, которые он делал, когда учился в начальной школе села Билютай.
— Я в третьем классе учился, нарисую вождей, меня за дверь в угол поставят, а я там опять наляпаю чего-нибудь такое покрепче, — вспоминает художник.
Рисунки он наносил мелом прямо на школьную стену. Кроме вождей, изображал животных, людей. В 43-м году был голод, двенадцатилетнему мальчишке пришлось помогать взрослым — боронить на лошади.
— Я вот как счас гляжу, женщины преданные такие, которые женихов в армию проводили, все делали сами — работали пахарями, доярками, огороды садили, — рассказывает Поликарп Ермолаевич. — Это были девчата сильные, красотки такие, восемнадцать лет, постарше. Коров подоят, бывало, и купаться, а мы там заглядываем за кустом. Они разденутся и бух-бух в воду, накупаются и загорают на песочке. А какие были фигуры!.. Доярки бравые, сейчас мало увидишь таких. У меня все это в памяти осталось, вот я и начал рисовать.
Увиденное более шестидесяти лет назад настолько поразило воображение Судомойкина, что он до сих пор помнит малейшие детали фигур своих односельчанок — крепких семейских женщин. Изображать их он начал уже в зрелом возрасте, когда появилось свободное время. А до этого лишь иногда брал в руки какую-нибудь доску и на ней что-то чертил. Карандашей в то время в деревне не было, рисовать приходилось углем.
Сейчас художник предпочитает писать картины маслом на кедровых досках или холсте. Орудием труда чаще служит палец, которым он наносит краски.
— Я сначала делаю черновик, может, десять раз спорчу, сорву, сожгу, чувствую, что это так было, так надо нарисовать, — говорит художник. — Лица, которые находят, а которые я забыл.
В доме, где живет семья Поликарпа Ермолаевича, картин немного. А вот в гостевом домике разместилась целая галерея. В одной комнате на стенах висят картины в стиле ню, их около тридцати, а в другой — иконы, написанные Судомойкиным, потомком старообрядцев, некогда высланных из Польши в Сибирь.
Показывая свои работы, художник рассказывает истории, которые легли в основу сюжетов. Вот Георгий Победоносец сразил копьем злого змея, пожиравшего детей, вот Троеручница спасает девушку, решившую наложить на себя руки, а вот мать с отцом провожают сына на службу. Есть среди героинь даже Зоя Космодемьянская. А на одной из картин изображена Евдокия Нестеровна, любимая жена, с которой они вместе вот уже 47 лет. Она, как и другие героини полотен Судомойкина, изображена обнаженной, правда, со спины.
Очень гордится Поликарп Ермолаевич, человек истинно верующий, своими иконами, которые благословил старообрядческий батюшка Анатолий. Когда нарисовал первую из них, даже плакал оттого, что получилось. Перед тем как браться за работу, Судомойкин всегда говорит: «Господи, благослови!».
На всех без исключения картинах мастера, кроме людей, присутствует родная природа — гора Бичурская Лыска, утес Балагановский, ключ, бегущий с горы.



Дед Поликарп — мастеровой. Сам срубил и свою избу, и избы четырем своим сыновьям. Кровати, столы и скамейки тоже сделаны его руками. Спинки кроватей украшены картинами художника.
Несмотря на солидный возраст, пенсионер трудится по хозяйству не покладая рук. На живопись времени не так уж и много, но без любимого занятия он не может. Порой рисует до тех пор, пока глаза не покраснеют и давление не поднимется. Только тогда бросает краски да кисти. Их привозит из Улан-Удэ жена.
— Он меня в командировку часто отправляет, — смеется Евдокия Нестеровна, — покупаю ему краски в салоне на Ленина. Кто постарше, те меня знают, а которые молодые — смеются, что я набираю то на четыреста рублей, то на шестьсот.
На создание одной картины у Поликарпа Ермолаевича уходит около двух месяцев. Недавно он начал очередную работу — на этот раз на полотне будут изображены участницы семейского ансамбля «Воскресенье», в котором поет его жена.
Как вышел на пенсию, художник написал около ста полотен, часть из них он подарил родственникам, иконы отдал военным из Кяхты, а одну картину недавно вручил Захару Заволокину, который вместе с ансамблем «Частушка» снимал в Бичуре телепередачу «Играй, гармонь!». Поступали бичурянину предложения продать работы, но мастер с ними расставаться не хочет, да и дети не велят.
В начале октября Поликарп Ермолаевич повезет свои картины в Москву. С поездкой и выставкой помогли фотохудожник Александр Хантаев и оператор Алексей Стрелов, которые сняли про Поликарпа Ермолаевича короткометражный фильм. Он уже принял участие в нескольких кинофестивалях, в том числе в Иркутске, Москве и Нью-Йорке. В октябре фильм будет показан на фестивале «Imaginehative» в Торонто.
— Каждый бы в моих годах столько сделал, сколько я, — дома построил, картины сделал, дай Бог каждому столько сделать, — говорит Поликарп Судомойкин, волнуясь перед дорогой в столицу.

Автор:

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях