Общество
1443

«Теневое» правительство Оюун

Впервые в истории Монголии оппозицию не побоялась открыто возглавить женщина — депутат Великого Хурала

После выборов в Монголии оппозицию возглавила партия «Гражданская воля» во главе с Оюун Санжаасурэнгийн, политиком бурятского происхождения



Этой весной партия «Гражданская воля» совместно с движением «За справедливое общество» создала так называемое «теневое» правительство.
— Смысл «теневого» кабинета министров заключается в контроле за решениями официальных властей и в разработке альтернативы, если это необходимо, — объясняет Оюун. — Это можно назвать в каком-то смысле и здоровой конкуренцией. Но главное для нас — чтобы принимаемые решения отвечали интересам граждан, целям развития страны.
Она считает, что ее поддер­живают те, кто понимает, что за последние 16 лет и демократы, и Монгольская народно-революционная партия (МНРП) не смогли полностью мобилизовать общество, его возможности, рационально воспользоваться благоприятными внешнеполитическими условиями. И это понимание после полутора десятков лет становится доминирующим в общественном сознании.

«Измученный закон»
— Я Оюун уважаю прежде всего за ее смелость. Честно говоря, не у каждого мужчины хватит воли решиться на борьбу с коррупцией. У нас же маленькая страна, почти все друг друга знают. В маленькой стране масштабы коррупции разрастаются гораздо быстрее, чем в супердержавах, — оценивает деятельность Оюун один влиятельный монгольский политик, просивший не называть его имени.
Коррупция — действительно одна из самых наболевших проблем Монголии. С кем бы ни беседовал — с политическими или общественными деятелями, — разговор неизменно сворачивают на эту щекотливую тему. Работа над принятием долгожданного закона, который местные политики называют «измученным», длилась без малого семь лет.
— Демократы, в то время находившиеся у власти, не хотели более эффективного и действенного антикоррупционного законодательства. Главенствующая в парламенте следующий срок МНРП также не спешила с принятием нового закона. Справедливости ради надо отметить, что и те, и другие явного противодействия не оказывали. Наоборот, они создавали парламентские комиссии по разработке законодательства, национальной программы по борьбе с коррупцией с довольно внушительным составом, члены которых разъезжали по странам с целью изучения международного опыта, — рассказывает Оюун.
Новый антикоррупционный закон был принят как раз накануне 800-летнего юбилея Великого монгольского государства. Все с нетерпением ждут создания антикоррупционного государственного агентства, которое будет работать независимо от исполнительной власти. Главу его будет утверждать парламент с представления кандидатуры президентом. Еще одно важное достижение нового закона — теперь не только политики, но и все чиновники ежегодно должны заполнять декларацию на имеющееся имущество и полученные доходы. Законность вновь приобретенной недвижимости и доходов будет контролировать новая организация.



Между драконом и медведем
Монголия, расположенная между двумя самыми большими государствами мира, пытается найти баланс в отношениях с РФ и КНР. При этом доля России во внешней торговле Монголии за последние 10 лет снизилась с 80 до 20 процентов. На ее территории у России остались три опорных пункта: совместное горно-обогатительное предприятие «Эрдэнэт», «Монголросцветмет» и Улан-Баторская железная дорога. Все вместе они дают до 30 процентов ВВП, производимого Монголией.
— Прямые инвестиции Китая в нашу экономику составляли 44 процента, тогда как российские — всего 4, — с сожалением констатирует Оюун. — Поскольку условия, создаваемые законодательством, для всех одинаковы, то почему бы российским инвесторам не занять более деятельную и активную позицию. Мы будем только рады, если российский бизнес станет активно внедряться в Монголию.
Оюун говорит об инвестициях со знанием дела, в этом году она второй раз приняла участие во Всемирном экономическом форуме в Давосе. Монгольский политик, выпускница Кембриджа смогла непосредственно общаться с признанными лидерами тех отраслей, которые определяют мировое развитие, прислушаться к их новым идеям. В Давосе Оюун убедилась, что Северо-Восточная Азия, в самом центре которой находится Монголия, в силу темпов экономического роста последних лет становится одним из самых интересных регионов мира и привлекает всеобщее внимание.

Работа над новым законом
Геолог по базовому образованию, Оюун и среди активных разработчиков нового закона о месторождениях. Весной этого года в стране прошел ряд громких акций протеста: оппозиционные демократы выступили против заключения договора с канадской компанией «Айвенхоу Майнз» на добычу полезных ископаемых, обвинили власть в распродаже монгольского достояния и на главной площади Улан-Батора сожгли чучела президента, премьер-министра и спикера парламента. Закон, по которому иностранные инвесторы получали привилегии в добыче полезных ископаемых, под давлением оппозиции был пересмотрен: льготы для иностранных компаний отменили, внеся изменения в пользу монгольских инвесторов.
— Мы уже два года хотим, но не можем прийти в Монголию. Нам нужна ясность с правами на месторождения. Иначе как можно быть уверенными в инвестициях? — говорил Олег Дерипаска, президент компании «Базовый элемент», прибывший в составе российской делегации на празднование 800-летия империи.
Дерипаску поддержал и Роман Денискин, гендиректор ЗАО «Северсталь-ресурс»:
— Хотелось бы более понятной картины. Тогда инвестиции пришли бы уже в следующем году.
Интерес российских олигархов не случаен. Монголии принадлежат одни из самых богатых в мире месторождений угля, россыпного золота, медно-молибденовых руд и урана. А географическое положение делает ее стратегическим транзитным пунктом для всех стран Азиатско-Тихоокеанского региона. Россия проявляет большой интерес к гигантскому угольному месторождению Таван-Толгой близ китайской границы. Залежи урана и малая плотность населения (всего 2,8 млн. человек на 1,6 млн. квадратных километров площади страны) делают Монголию перспективной для строительства атомных станций. Наконец, обещают прибыль газификация страны и строительство электростанций.
— Высказывания господина Олега Дерипаски мне известны. И наш министр по торговле и промышленности в ответ на его слова выразил правильную, на формальный взгляд, позицию: соответствующие наши законы в данной области вполне нормальные и они должны действовать для всех инвесторов без разночтения. Невозможно не согласиться с этим. Но я могу выразить свою личную позицию по этому вопросу. 85 процентов ВВП Монголии сегодня дает частный сектор и только 15 процентов создается государственным сектором. Это говорит о том, что для деловых людей и инвестиций экономика Монголии открыта, — заключает Оюун.

Автор:

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях