Общество
1464

Мальчик подарил детскому дому 5 тысяч долларов

Лукас Виджихап, усыновленный супругами из Америки восемь лет назад, впервые приехал на родину. Он привез деньги, которые собирал вместе с другом для детей-сирот

Лукас Виджихап, усыновленный супругами из Америки восемь лет назад, впервые приехал на родину. Он привез деньги, которые собирал вместе с другом для детей-сирот



Тринадцатилетний темноволосый скуластый паренек не понимает и не говорит по-русски, для него родной — английский язык. Уехавший вместе мамой Кристин и папой Полом из Улан-Удэ в пятилетнем возрасте, он не помнит ничего из прошлой российской жизни. Там, за границей, в штате Висконсин, Лукас обрел семью, в которой он седьмой, самый младший и любимый сын.
Вместе с родителями живет в большом доме на берегу озера. Там он обрел новых друзей, один из которых, Ной Лансберг, вместе с семьей Лукаса также совершил этот дальний путь из Америки в Бурятию. Если бы семья Виджихап не забрала Лукаса к себе, то в России его ждало бы ПТУ, возможно, комната в общежитии, а дальнейшее зависело бы от удачи и характера самого мальчика.
Лукас отнюдь не единственный пример того, как ребенок из Бурятии, который не нужен российским парам, находит свое детское счастье за рубежом. Всего в США за последние годы из республики уехало более 300 детей.
В детском доме «Аистенок» Лукас прожил первые пять лет своей 13-летней жизни, биологические родители отказались от него, когда ребенку исполнилось семь месяцев. Скопить необходимую сумму для подарка Лукасу помогли родственники, одноклассники, друзья по команде (Лукас и Ной посещают секцию плавания).
— Собрать деньги не так легко, как может показаться на первый взгляд, — говорит Андрей Волков, советник общественной организации «Семейный фонд Байкальского региона», которая помогает усыновлению детей, — Лукасу нужно было подобрать такие слова, которые объяснили бы, почему ему нужно помочь. Он доказал, что помнит о детях, которые остались в «Аистенке», и даже после его отъезда их судьба ему небезразлична.



В подтверждение своих слов мальчик пообещал улучшить на секунду свой же рекорд — проплыть 200 метров за 2 минуты 57 секунд брассом. Ему это удалось. Тренер команды также сделал свой вклад, вложил 600 долларов.
Знакомство с прошлой жизнью началось с дач в РК «Здоровье», три из которых отданы малышам из «Аистенка». Лукас здесь раньше тоже жил. В 1998 году здесь снимал дачу и Пол Виджихап, педиатр из штата Висконсин, который приехал в Бурятию по обмену опытом.
— Лукас понравился Полу сразу же, — говорит Кристин Хилл, супруга врача, — нельзя сказать, чем именно. Это внутреннее ощущение.
Лукас, Ной и супруги Виджихап с интересом рассматривали дачу № 14. Они зашли в кухню, подростки даже посидели на детских стульчиках, заглянули в игровую комнату на втором этаже, раньше здесь располагалась спальня и кровать Лукаса стояла у окна. Мальчик заглянул в один из шкафчиков и очень удивился, увидев стоящие в ряд ночные горшки. Было заметно, что он стеснялся всеобщего внимания, и, отвечая на многочисленные вопросы, часто поворачивался к матери, как бы ища ее защиты. На вопрос, узнает ли он кого-нибудь из персонала (в момент встречи рядом находились медсестра Людмила Цыбикова и палатная няня Татьяна Скустова, которые помнили Лукаса), он ответил отрицательно. Они же помнят мальчика хорошо.
— Он был помощником № 1, не дрался, не хулиганил. Иногда давал подзатыльники тем малышам, которые игрушки за собой не убирали, — рассказывает няня Татьяна.
Мальчик рос крепеньким, без отклонений в психическом и физическом развитии, но российские пары усыновить его не торопились. Как часто у нас бывает, родители хотели, чтобы ребенок был на них похож. Это позволило бы в дальнейшем избежать ненужных расспросов и унижения, которое обычно испытывает ребенок в России, узнавая, что он «ненастоящий» сын. Видимо, потому, что Лукас не похож на бурята, да и на русского тоже, родителей в Бурятии ему не нашлось.
— Однажды девочку удочерили родители из Америки. Он тогда сказал, что в Китай поедет, — рассказывает Людмила Цыбикова.



Мальчик был старше других детей, обычно из «Аистенка» переводят в другие детдома в четыре года, и потому сильно переживал, что других забирают, а его нет.
— Мы его успокаивали, как могли, говорили, что и за ним приедут мама с папой. Так и получилось. Для Лукаса это лучший выход, — считает Нина Бодиева, директор детского дома «Аистенок».
Зарубежные пары не столь придирчивы к детям, их нисколько не смущают не только внешнее несходство, но и проблемы со здоровьем, которые есть у многих из «отказных» детей.
— Сейчас здоровые дети практически не рождаются, а тут еще и родители, большинство из которых злоупотребляют алкоголем, — говорит врач-педиатр Владимир Жамсаранов, наблюдающий за детьми «Аистенка» вот уже 12 лет. — Четверть из наших воспитанников — инвалиды.
К счастью, Лукасу повезло. Он играет в футбол, ездит на велосипеде, гуляет с тремя собаками, а недавно записался в драмкружок. Учеба ему дается неплохо, он окончил 7 классов, а через год будет считаться выпускником средней школы (в Америке в школе учатся 12 лет). Особых проблем с адаптацией в совершенно новой для него среде он не испытывал.
— Он очень любил петь. Первые полгода пел по-русски, а потом стал путаться, — рассказывает мама Кристин.
Одолеть языковой барьер помог и одногодка Лукаса сосед Ной, который стал ему настоящим другом. Мальчики вместе пошли в нулевой класс.
— Я психовал больше, чем он, когда не мог что-то ему объяснить, — рассказывает Ной, улыбчивый светловолосый паренек.
Смеясь, он рассказал о том, как однажды они закрыли в кабинете учительницу. После того как она сама освободилась, друзей ждало наказание — их поставили в угол. Сейчас они оба посещают секцию по плаванию.
— Ной плавает баттерфляем, — о друге Лукас рассказывает с удовольствием. — Это самый сложный стиль.
В штате Висконсин, где вот уже восемь лет живет бывший сирота из Улан-Удэ, проживают порядка 200 детей из Бурятии. Еще более 100 малышей из республики усыновлены парами из других штатов США. В июне этого года в штате Висконсин, в городе Райнлендер, прошло бурятское землячество.

Семья Виджихап

1. Старшая дочь Пола, 42 года (удочерена)
2. Сын Джералд, 41 год (усыновлен)
3. Сын Клинтон, 37 лет (усыновлен)
4. Сын Пол, 35 лет (биологический)
5. Сын Майкл, 31 год (биологический)
6. Дочь Джена, 25 лет (удочерена)
7. Сын Лукас, 13 лет (усыновлен)
А также восемь внуков и внучек, двое из которых старше Лукаса.

Автор:

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях