Общество
2594

«Суверенный» Курумкан

Самодостаточные курумканцы все делают так, что с них можно брать пример


Токарь, сварщик и резчик
Токарь и сварщик по профессии Владимир Гармаев сейчас работает на «северах». Точнее, делает благие дела: строит субурган в поселке Таксимо, недавно завершил работу над ступой в Ирокинде. В Аргаду, на родину, он приехал уже как резчик по дереву. Увлечение с детства позволило ему вырезать зеленого коня — атрибут богини Зеленой Тары — всего за 17 дней. Владимир искусно вделал в гриву настоящие конские волосы.
— Каждый месяц коня Зеленой Тары надо выносить на улицу, чтобы подышал, — объясняет Владимир.


Менеджмент в религии
Ширетуй Курумканского дацана Олег Намжилов мог бы обучать религиозному менеджменту своих коллег. Из подношений и денег прихожан ни копейки не уходит китайским и монгольским бизнесменам, которые развернули целый бизнес на буддийских сувенирах и молитвенной атрибутике. И если бы это касалось только продукции сложного исполнения.
— Когда я еще обучался в Иволгинском дацане, смотрел, как продают тибетские благовония, китайские и индийские ароматические палочки. Мне не нравилось, что они пахнут, словно одеколон. Слишком много в них ароматизаторов. Еще тогда я думал — неужели мы сами не можем делать все это? Ничего сложного в том, чтобы собрать и высушить травы, нет. Почему же деньги верующих должны уходить бизнесменам Китая и Монголии, если наши родные травы и деревья благоухают лучше? Наша цель — создать свое собственное производство, — говорит ширетуй одного из самых молодых северных дацанов республики.
Он приглашает в главный храм — Цокчен-дуган. Когда находишься в нем, кажется, что ты не в помещении, а на природе. Видно, что над внутренним убранством работают, вкладывая всю душу. Трехметровую статую Будды из папье-маше сделал приглашенный из Кижинги Цыван-лама. Чудом сохранившуюся Зеленую Тару из разгромленного Баргузинского дацана здесь бережно отреставрировали. Переиздали книгу о Соодой-ламе, для чего использовали компьютерные технологии. Черно-белая старинная фотография кажется сделанной в наши дни из-за того, что великого йогина «переодели» на компьютере в хранившуюся у родственников одежду. Даже большой молитвенный барабан в Курумканском дацане изготовили сами. Оказывается, для этого нужно было особым образом долго сушить бересту, затем искать хорошую кожу, чтобы она выдержала удары.
— При изготовлении маленьких молитвенных барабанчиков можно даже шкуру тайменя использовать, — щедро делится секретами собственного производства религиозных атрибутов ширетуй нового поколения.


Бурятский ансамбль с эвенкийским названием
Эвенкийские названия в Баргузинской долине сплошь и рядом. Аргадинский школьный ансамбль носит эвенкийское имя «Илюкчин» по названию местности. Но защищал звание образцового сугубо бурятскими народными танцами и песнями. Что неудивительно, учитывая уклон Аргадинской средней школы на углубленное изучение бурятского языка. Художественный руководитель ансамбля Алена Доржиева сейчас готовит на конкурс «Алтаргана» ехор шэнэхэнских бурят, о чем ее ученицы сообщили под большим секретом.


Швея «удачи»
Только в Курумкане мы узнали о том, что даже молитвенные флажки — хии морин — у нас продают монгольского производства. Монгольские хии морин, по мнению курумканских мастеров, перенасыщены знаками. Курумканский дацан заказал собственный эскиз, поправил текст. Вязочки сделали удобнее. Нет ничего легче, чем сшить хии морин самому, считает швея Цыцыкма Гомбоева.
— Надо лишь соблюдать определенные пропорции. Во главу угла ставим прежде всего качество, — говорит Цыцыкма Гомбоева.


Продавец запахов
В Баргузинской долине осознаешь ограниченность ощущений, которые просто не справляются с потоком нереально красивой природы. Кажется, что можно захлебнуться в этой красоте, в этих запахах горных трав и цветов. Наташа Гатапова продает запахи родной Баргузинской долины, заключенные в ароматических палочках и благовониях.
— Если бы их у нас брали под реализацию городские магазины, было бы значительно легче, — вздыхает Наташа.
Многие туристы и просто земляки из города, приезжая в Курумканский дацан, увозят с собой неповторимые запахи Баргузинской долины.


Последние жители «Шанхая»
Есть в Курумканском районе свои «шанхайцы». После революции в Аргаде появилось около 30 китайских юношей, приехавших работать на золотые прииски Баунта. После закрытия границы им пришлось осваиваться в этом селе. Недалеко от Аргады юношам выделили участок в лесу, который они вскоре превратили в цветущий уголок. Поселок гастарбайтеров назвали Шанхаем. Курумканские «шанхайцы» кормили урожаем со своих огородов всю Баргузинскую долину. В 70-х годах поселок начали покидать потомки китайцев, старики умирали. Сейчас там осталась одна семья фермеров.
— Мы сажаем картошку и капусту. Но больше животноводством занимаемся, — рассказывает последняя жительница «Шанхая» Дулма Бухаева.

Автор:

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях