Ежик под елкой сидит втихомолку
Главное Популярное Все
Войти

Ежик под елкой сидит втихомолку


1097

Тринадцатилетняя Ксюша Колесникова из Онохоя написала поэтическую азбуку и сама нарисовала к ней картинки

— Мне в садике все время давали читать стихи наизусть на концертах, потому что я выше всех, — серьезно говорит она. — А потом и в школе. Так и привыкла



Эта высокая худенькая девочка выглядит чуть старше своих лет, но в душе она такой же ребенок, как и ее сверстники. Считает кумиром няню Вику из сериала, клеит на шкаф в своей комнате плакаты с изображением «Зачарованных», а на экран компьютера помещает смешного снеговичка, которого сама же и нарисовала.
И все же есть в ней нечто, отличающее ее от других девчонок и мальчишек. Это поэтический дар, который вспыхнул вдруг, внезапно. Всего за несколько месяцев Ксюша прошла путь от первых робких опытов, наивных и кривоватых, до вполне стройных поэтических строк и образов. И если они еще не вполне зрелые, то уже ясно однозначно, что в них есть предощущение юным поэтом себя и своего места в мире.
Однажды ночью Ксюшина мама Марина Павловна была разбужена лихорадочным тормошением со стороны дочери.
— Мама, мама! — кричала она, сверкая глазами, — я сочинила!..
Марина Павловна, плохо соображая сквозь сон, попросила чадо обождать до утра. А наутро вдруг оказалось, что шестилетняя Ксюша действительно написала стихотворение:
Луна светит в окошко,
Спит моя кошка…

Но это удачное начало получило продолжение только 6 лет спустя. На уроке литературы учительница Галина Кармишина попросила ребят сочинить стихи про осень. Не долго думая Ксюша вдруг начала рифмовать: «Однажды белочка в лесу грибочки собирала… И по веткам на сосне весело скакала…». В этих строчках еще не было ни стройности, ни образности, но педагог, которая сама пишет стихи, заметила и поддержала девочку. С тех пор стало обычным делом, что Ксения, раньше других окончив сочинение или изложение, дописывала к нему еще и поэтический эпилог. Постепенно дело пошло.
— И ведь не мается, — удивляется мама. — Сядет, напишет карандашиком, раз — и все.
Ксюша и сама не знает, что и откуда к ней приходит. Над стихами она обычно не раздумывает, пишет, как пишется. Она вообще по природе немногословна и в разговоре бывает такое, что из нее двух слов не вытянуть. Но на бумагу выливается неизменно все богатство, вся глубина ее души. Одни стихи получаются подчеркнуто детскими:
Мурка — это наша кошка —
Смотрит весело в окошко.
Говорит она: «Мур-мур!
Я на санках выйду, чур!»

Но даже в них, кроме ребяческой непосредственности, есть и точность рифмы и ритма, и удивительная прозрачность, искренность стиля. Именно такой получилась у Ксении стихотворная азбука, которую она уже почти закончила: «Ежик под елкой сидит втихомолку. Сыплет на ежика елка иголки». Но когда девочка начинает писать о том, что ее действительно волнует, трудно поверить, что это строки тринадцатилетней девочки.
Весна. Усиление ветра,
Несущего запахи гроз.
Пронизаны солнечным светом
Прозрачные рощи берез.
И вниз вертикально уходят,
Текут отраженья стволов.
И ветви плывут в хороводе,
Темнея среди облаков…

— Порой замечаешь, — рассказывает мама, — играла, смеялась… И вдруг часа на два затихла в своей комнате. Все, я знаю: родилось.
Марина Павловна, как любая мама, первый ценитель и советчик для дочери. Но и самый придирчивый эксперт.
— Я цепляюсь всегда к словам, — смеется она, сама в юности писавшая стихи и бросившая после критики в «Пионерской правде». — Ищу точность отражения мысли, говорю: не может такого быть! Вот насчет строчки «вспыхнули белые кисти жасмина» мы с ней долго спорили. Я говорю, мол, вспыхивает пламя, а оно красное! Но она меня убедила… А потом я подумала: верно, ведь вспышка света, яркая, может быть именно белой!
Каждый Ксюшин успех родители воспринимают как собственный. Девочка родилась у них достаточно поздно, и, кроме нее, детей больше так и не появилось. И сегодня они больше всего мечтают о том, чтоб она нашла в жизни верную дорогу, именно ту, что предназначена ей. А та пока теряется: кроме любви к поэзии, Ксюша прекрасно рисует, хотя никогда этому не училась специально, пишет статьи в школьную газету. Она хочет стать журналистом, потому что «не представляет себя продавцом или врачом». Как сложится ее жизнь — загадывать трудно. Да и надо ли? Но одно ясно уже теперь: в Бурятии стало поэтом больше.

Читать далее

Читайте также