Хуры и чанзы могут уйти в небытие?
Главное Популярное Все
Войти

Хуры и чанзы могут уйти в небытие?


2965

Импортные инструменты становятся сырьем для бурятских чанз, материал для которых не найти в Улан-Удэ

Много лет назад в Бурятии существовала мастерская по изготовлению бурятских народных музыкальных инструментов, но после пожара ее не восстановили. Нынче творческие люди постоянно сталкиваются с проблемой ремонта и приобретения хуров и чанз



В руках Очиржапа Жамбалова — продолговатая коробка с закругленными углами, обтянутая кожей питона. Монгольскую шанзу наш мастер по изготовлению народных инструментов разобрал для того, чтобы соорудить из нее две бурятские чанзы. Это способ выйти из положения за неимением супердефицитного сырья для изготовления — дерева особых пород и змеиной кожи.
По мнению Жамбалова, деревянный корпус резонатора шанзы обтянут змеиной кожей с двух сторон и потому столь редкий материал можно поровну разделить для изготовления двух новых инструментов — бурятских чанз. Раньше идти на столь радикально-креативные меры нашим мастерам не было необходимости. В Улан-Удэ действовала государственная экспериментальная мастерская по изготовлению музыкальных инструментов, где трудилось более десятка человек. Они делали инструменты для музыкантов Улан-Удэ, районов республики и национальных округов.
С материалом у создателей чанз, хуров и лимб проблем не было — клен и даже красное дерево можно было без особого труда раздобыть для работников государственного предприятия.
Но в 1995 году здание мастерской уничтожил пожар. Мастера уникального искусства остались не у дел. Не стало Балдана Гомбоева, легендарного основателя мастерской, ушел и мастер Бальжинима Дугаров. Уже не может много работать и восьмидесятипятилетний Сергей Лазаревич Балдаев, единственный в республике мастер, ремонтирующий смычки. Пожалуй, пятидесятилетний Очиржап Доржиевич — единственный действующий мастер древнего бурятского искусства создания хура, сура, чанзы, лимбы — бурятских народных звуковых сокровищ. В древности каждая бурятская семья стремилась иметь свой домашний инструмент — символ духовности, элемент причащения и защиты от неприятностей. Народные инструменты передают звуки окружающего мира — дуновение ветерка, шелест листьев, журчание ручья, пение птиц, тончайшие лады человеческих чувств, способные вызвать у слушателя восторг и грусть. На прошедшем недавно в Улан-Удэ музыкальном фестивале «Звуки инструментов Евразии» поклонники народной музыки еще раз убедились в этом.
Сейчас Очиржап Доржиевич считает свое занятие больше хобби. Впрочем, заказы на ремонт и изготовление инструментов поступают ему постоянно. К мастеру часто обращаются музыканты оркестров бурятских народных инструментов города, музколледжа. Вот и сейчас в мастерской Жамбалова несколько чанз для Кижингинской музыкальной школы. Хуры и чанзы заказывают и из Иркутской области, и из Агинска. У Очиржапа Доржиевича слабеет зрение, но учеников у мастера нет.



— У молодых нет стимула учиться этому занятию, — объясняет такое положение вещей Жамбалов отсутствием мастерской и невозможностью достать сырье для работы.
К тому же творческие люди часто не могут заплатить за филигранную «ручную» работу несколько тысяч рублей. В такую сумму, например, оценивает мастер изготовление чанзы. Хотя фактически эта работа стоит гораздо дороже, потому что требует знаний особых секретов изготовления. Специалист РЦНТ Дагзама Дондукова сравнивает работу бурятских музыкальных ремесленников с работой итальянца Страдивари и уверена, что в Бурятии просто необходимо создать свою школу мастеров бурятских инструментов.
— Хуры (сопрано, альт, бас, тенор), а также чанзы (прима, альт) не делают больше нигде в мире. Это уникальные, чисто бурятские инструменты со своим неповторимым звучанием, — говорит Дондукова.
Она говорит о том, что подобные школы-мастерские есть во многих национальных республиках России и буряты, как этнос, тоже должны иметь школу мастеров.
Виктор Китов, профессор кафедры народных инструментов и оркестрового дирижирования ВСГАКИ, предложил Минкультуры РБ программу по развитию искусства народных инструментов. В ней затронуты и механизм поставки импортных инструментов в республику из Китая, и идея работы мастерской по изготовлению инструментов. Как специалист, Китов максимально прояснил этот вопрос для чиновников, но это требует вложения средств, и потому пока дальнейшее существование уникального бурятского ремесла под вопросом.

Читать далее

Читайте также