Общество
1711

Жители Бурятии в массовом порядке становятся корейцами,

чтобы наверняка получить работу в Южной Корее

Симпатичная жительница Кижинги Цыжит Цыденова за последние два года была Натальей Ли и Марией Цой. Вполне законно, по документам



Сейчас девушка вновь решила вернуть себе исконные имя и фамилию, потому что с корейскими удобно только визы для работы в Южной Корее получать. В последние три года для работников загсов Улан-Удэ и районов республики смена бурятских фамилий на корейские — явление обыденное. Причину люди указывают «железную» — почитание родословной.
Отказать многочисленным желающим назваться по-новому нельзя, согласно закону, действующему с 1997 года, рассказывает Гырылма Рантарова, заведующая загсом Кижингинского района. Повод для этого вполне заслуживает уважения — этнические корейцы возвращаются на историческую родину, вспоминая звучание «собственных» фамилий.
В Кижингинском районе в 2003 году фамилии поменяло 172 человека, в 2004 — 163, в 2005 — 100. За первый квартал нынешнего года стать «корейцами» пожелало уже около тридцати человек. Некоторые берут даже случайно услышанные где-то корейские фамилии. Но, например, Си Гай или Ли Гай — это северокорейские фамилии, к которым в Южной Корее отношение предвзятое. Некоторые наши земляки, увы, этого не знают и терпят неудачи во время поездок. Но все же в большинстве своем желающие подзаработать жители Бурятии осведомлены во всех тонкостях трудоустройства и получения виз, активно пополняя ряды истинных корейских Ли, Цой, Ким, Пак и Чен.
— Года три назад узнала, что этническим корейцам гораздо легче получить визу. У меня азиатская внешность, вполне похожа на кореянку, поэтому пошла в наш загс и сменила имя. Причину указала — «по родословной». Я уже второй год езжу в Корею на заработки и первый раз была Марией Цой. Меня депортировали за нарушение визового режима и поэтому пришлось придумать себе новые имя и фамилию — Наталья Ли. Нынче ей и являюсь, но сейчас возвращаю себе свои имя и фамилию, — говорит Цыжит Цыденова.
В Корее на текстильной фабрике девушка зарабатывала $1000, что ее вполне устраивало. Цыжит говорит, что у нее было хорошее жилье. Во время депортации пришлось оставить в Корее много ценных вещей. Девушка говорит, что, конечно, далеко не всем везет при трудоустройстве, поэтому количество уезжающих на заработки в Южную Корею уменьшается по сравнению с прошлыми годами. Но Цыжит планирует еще поехать в Корею, даже если ей придется для этого снова сменить имя. Кстати, замуж за корейцев наши землячки выходят не так часто, хотя при этом фамилия меняется автоматически.
— Лучше за корейца замуж не выходить. У них совсем другой менталитет, — говорит Цыжит.
Смену имени девушка объясняет тем, что бурятское имя и корейская фамилия звучат странно и могут вызвать подозрения у корейских визовых специалистов. А брать себе корейское слишком хлопотно — сложно выговорить. Поэтому оптимальный вариант — это европейское имя.
В Улан-Удэ смена ФИО на корейские чаще всего наблюдается в загсе Октябрьского района, как в самом многочисленном районе города. Процедура смены фамилии достаточно сложная, ведь часто люди, желающие сделать это, имеют семьи и детей. Все работники загса, конечно, в курсе истинной причины такого порыва, но относятся к этому лояльно, понимая, что для многих это единственный способ заработать.
По данным Интернет, бум смены фамилий на корейские наблюдается в основном в национальных регионах. Например, это часто происходит в Приморье. Некоторые депортированные из Кореи граждане нередко просят сменить даже дату рождения. В компьютерных базах данных корейских визовых служб нарушители визового режима «засвечены» даже под чужими фамилиями. Но, естественно, изменить год рождения никто не вправе.

Автор:

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях