Общество
1011

Тотальная моГилизация

Отставное руководство силикатного завода уверено, что внешний управляющий стремится довести до конца банкротство жизнеспособного еще предприятия

— Когда он первый раз к нам пришел, — с горечью говорит Татьяна Митряева, председатель совета директоров завода, — он сразу сказал: «Вообще-то мы могильщики!..»



Утром 6 апреля на силикатном заводе, который временно простаивает из-за тянущейся процедуры банкротства, произошла маленькая революция. Внешний управляющий завода Доржи Намсараев, которого здесь за все время его управления видели обычно один раз в два-три месяца, ввел на территорию предприятия охранников из частной фирмы. Он заявил, что здание будет немедленно опечатано, отстранил от должности исполнительного директора Аллу Кашерихину и объявил выговор главному бухгалтеру и полную инвентаризацию имущества.
— Происходит захват завода! — убеждена Алла Ахатовна.
— Я всего лишь обеспечиваю сохранность имущества до суда, — утверждает Доржи Дашиевич.
Каждая сторона приводит свои аргументы. Но характерно, что репрессии начались внезапно. Практически за три недели до того, как завод смог бы снова работать полноценно, а управляющий лишился бы полномочий.
Когда-то на «Силикатке» от предприятий было некуда ступить — промзону делили 27 организаций. Сегодня из них остались 3—4, а из строительных — только одно, ОАО «Силикатный завод», и то уже два года находится под внешним управлением как банкрот. Но последние несколько месяцев Алла Кашерихина, бывший гендиректор, отдавшая заводу 30 лет, бьется, чтоб подписать мировое соглашение с кредиторами и вернуться на свое предприятие полновластными хозяевами. То есть совершить беспрецедентный в истории Арбитражного суда Бурятии поступок.
Казалось бы, все объективные условия для этого есть. Сумма долга — чуть меньше четырех миллионов рублей — это всего лишь 5 процентов от стоимости предприятия. Однако со стороны внешнего управляющего неожиданно началось сопротивление, утверждают юристы «Силикатки», у которых сложилось ощущение, что Доржи Намсараев стремится не поднять завод с колен, а обанкротить его до конца и распродать по частям во что бы то ни стало.
Банкротом силикатный завод стал скорее по воле судеб, чем по нерадивости руководства или собственной нерентабельности. В самые сложные 90-е он держался на плаву. Как вдруг в 2003 году встал единственный поставщик — завод «УсольеХимПром». Семь месяцев не было сырья. Сорвались поставки основному партнеру, Читинскому монтажному управлению «Востокэнергомонтаж», не выплачивались зарплата и налоги. 17 ноября 2003 года Арбитражный суд вынес решение о введении внешнего наблюдения и назначил на этот пост Доржи Намсараева, как представителя основного кредитора, налоговой инспекции. На оздоровление завода закон дает управляющему два года. Однако для этого с 17 ноября 2003 года по 16 марта 2006 не было сделано вообще ничего. В отчете о результатах проведения процедуры внешнего управления в таблице о принятых мерах в каждой графе — от перепрофилирования производства до взыскания дебиторской задолженности — стоят аккуратные прочерки.



— План не был выполнен из-за отсутствия оборотных средств, — говорит Доржи Дашиевич.
Правда, Кашерихиной это не помешало ни пригласить Таллиннский НИИ, разработавший дешевую и современную технологию выпуска легкого и сейсмоустойчивого кирпича, ни найти в Китае партнеров, готовых оплатить такую модернизацию производства. Оставалось лишь подписать мировое соглашение с кредиторами, погасив долги по зарплате за 2003 год и текущие налоговые платежи. Что и было сделано в конце марта.
— Мы планировали уже в мае начать работать, — горячо говорит Алла Ахатовна, — завод живой, у нас все работает, все целое, все на месте!
Как вдруг ее отстранили от должности. Впрочем, Доржи Намсараев утверждает, что на это у него были самые веские законные основания.
— Задолженность не погашена, — говорит он. — А по сведениям от анонимных акционеров, с ноября по февраль в дневное время с территории завода были вывезены оборудование, два автоклава и металлолом. Я вынужден был обеспечить охрану и назначить полную инвентаризацию имущества…
То, что предприятие на текущий момент уже больше двух недель охраняется агентством «Эдельвейс», а автоклавы мирно стоят на своем месте, Доржи Дашиевич упустил из виду. В результате представители агентства «Цитадель», нанятые им, днем 6 апреля немного поохраняли бытовку, а в 18 часов, как обычно, на территорию заступил «Эдельвейс». И как две фирмы теперь будут делить полномочия, пока не очень понятно ни той, ни другой.
Будет ли в итоге подписано мировое соглашение, выяснится только 27 апреля на суде. Однако основной кредитор, МРИ МНС
№ 1, рассмотрел жалобу силикатного завода на своего внешнего управляющего. Вывод — противодействие не обосновано: текущие долги по налогам предприятие погасило. Налоговая инспекция тоже заинтересована в мирном исходе дела, гораздо выгоднее иметь сильного налогоплательщика, чем продать его имущество за бесценок.

Автор:

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях