Общество
1303

Квадратные метры отстаивают голодовкой

Жильцы двух общежитий тонкосуконной мануфактуры хотят добиться законных прав на свое жилье

На второй день голодовки Евгению Вамбуеву, жительницу общежития тонкосуконной мануфактуры, увезли в больницу. Вернувшись оттуда, она осталась с подругами, отказавшись прекратить акцию



13 жильцов двух общежитий ТСМ по улице Павлова, 66, и Терешковой, 58, утром 5 апреля объявили бессрочную голодовку. Причиной стало то, что оба здания ЗАО «Улан-Удэнская тонкосуконная мануфактура» проданы Наталье Гориной, частному предпринимателю, летом прошлого года. Новая хозяйка предъявила жильцам договор с жесткими условиями: если задолженность за жилищно-коммунальные услуги составит 2 месяца, неплательщиков могут выселить из комнат. Долг за услуги ЖКХ в двух общежитиях составил более 600 тыс. рублей.
Сейчас забастовщики требуют расторгнуть договор купли-продажи общежитий и получить жилье в свою собственность. «Мы хотим, чтобы на нас обратили внимание власти города и республики, — говорит Людмила Токтонова, член инициативной группы бастующих. — Мы уже не верим словам Магомеда Сулейманова, директора ТСМ, потому что убедились, что это лишь пустые обещания. На деле же все поворачивается против нас».
На подиуме в большом холле общежития по ул. Павлова, 66, в ряд выстроились кровати, окруженные плакатами «Ромашка» — фабрика бомжей», «Сулейманов, требуем наше жилье!», «Мошенников — к ответу!». На них, тесно прижавшись друг к другу, лежат голодающие. В теплых куртках, шерстяных носках, под ватными одеялами. Здесь холодно, зал не отапливается. На шестой день забастовки все простыли. Чтобы как-то защититься от холода, подиум завесили сукном — привезли с родной фабрики. Каждый день вызывают «скорую помощь». В первые три дня почти у всех женщин подскочило давление, к понедельнику оно резко понизилось. Врачи советуют пить подслащенную воду, выписывают лекарства. Вначале голодающие пили «Аква минерале», сейчас сочувствующие кипятят им воду в кастрюльке. От слабости, повышенной температуры у женщин не осталось сил встать на ноги. «Чувство голода уже притупилось, — рассказывает осунувшаяся Тамара Андреева. — Вообще ничего не хочется. Но отступать не собираемся».



Сделка по купле-продаже общежитий ТСМ была расторгнута 6 апреля. По этому факту ранее было возбуждено уголовное дело прокуратурой Октябрьского района. Окончательное оформление документов по аннулированию договора было лишь ускорено объявленной голодовкой. «Сомнительная сделка сразу вызвала у нас законный интерес, — пояснил Валерий Хандажапов, прокурор Октябрьского района. — Сулейманов сообщил, что он просто хотел избавиться от бремени расходов на содержание зданий».
На следующий день после объявления голодовки к забастовщикам присоединились жители общежития по улице Лимонова, 3 а, принадлежащего ОАО «Хлеб». Среди них 71-летняя Мария Бурзаева. «Предприятие обанкротилось, и теперь собираются продать наше жилье, — возмущается Мария Николаевна. — Я всю жизнь проработала на нем. Теперь что же, без угла останусь на старости лет?»
Но если на жильцов тонкосуконки обращено общественное внимание, то голодающие с улицы Лимонова страдают от его недостатка. «Наше руководство так и заявило: «Вы-то что засуетились? Вас ведь еще не продали», — обижается Лариса Федурина. — Но мы решили: если тонкосуконщики остановят голодовку, мы ее будем продолжать у себя».
Время от времени бастующих в общежитиях ТСМ навещают визитеры. Были представители правительства РБ, администрации Октябрьского района, прокуратуры, Народного Хурала. Уговаривать голодающих прекратить забастовку они уже не пытаются: жильцы непреклонны и не намерены останавливать акцию. Пришел и Магомед Сулейманов. Органы прокуратуры его вызвали, когда он был в командировке в Москве. «Я готов вам сразу отдать в собственность общежития, — заявил он. — Но это будет незаконно».



Инициативная группа съездила к хамбо-ламе Дамбе Аюшееву с письмом, адресованным в Общественную палату России. Он отправил к ним лам, которые прочитали молитву. Теперь перед жильцами «непокорных» общежитий стоит вторая задача — приватизировать комнаты. Сделать это сразу очень сложно. «Мы пытались предложить мэрии взять наше жилье в городскую собственность, — говорит Магомед Хусруев, зам. директора по правовым вопросам ЗАО «Улан-Удэнская тонкосуконная мануфактура». — Но власти города, руководствуясь новым Жилищным кодексом, затребовали 6 миллионов рублей на ремонт общежитий. У нас таких денег нет».
Сами забастовщики уже не знают, какие действия они должны предпринять в дальнейшем. Цель ясна — заполучить жилье в собственность. А как это сделать, никто не знает. Сначала они хотели приватизировать комнаты каждый индивидуально, потом предложили администрации оформить документы на приватизацию общежитий на троих жильцов. Потом передумали и решили передать в собственность на одного своего представителя. Ждут ответа от совета директоров, но и там полная сумятица.
— Чисто физически и технически за неделю приватизировать жилье невозможно, — говорит прокурор района Валерий Хандажапов. — Не зная юридических норм, забастовщики изначально действовали неправильно. Можно было каждому из них, не допуская крайних мер, обратиться в суд. Цивилизованно решить создавшуюся ситуацию. Голодать без всяких элементарных условий — это только подорвать свое здоровье.

Автор:

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях