Общество
1021

В ожидании Дзержинского

Улан-удэнские беспризорники медленно, но верно становятся алкоголиками

Мать заметила, что у 16-летнего сына белая горячка только через четыре дня после того, как у него начались приступы паники и галлюцинации. До этого подросток беспробудно пил в течение месяца



По российским законам, которые, по логике вещей, должны бы действовать в Бурятии, продавать пиво не имеют право даже студенту третьего курса. Однако в действительности все, мягко говоря, наоборот: ежегодно через наркодиспансер проходит 200 несовершеннолетних. Нередко врачам приходится откачивать юных алкоголиков. Это — «отрыжка бездарной перестройки, которая привела к разрухе в головах», считает Олег Бадлуев, зав. подростковым отделением республиканского наркодиспансера. Чаще всего спиваются дети улицы — в редкой стайке беспризорников не пускают по кругу бутылку пива.
— Государство пытается что-то делать, — говорит Олег Алексеевич, — запрещает рекламу, но все так медленно, а эти меры надо было принимать вчера! Целое поколение мы уже потеряли. И Дзержинского, который придет и наведет порядок среди безнадзорных детей, мы, наверное, не дождемся…
К тому, что заливают водкой проблемы на работе и нищету большинство россиян трудоспособного возраста, все уже как-то привыкли. «Руси есть веселие пити, не можем без того быти» — удобное оправдание. Но вот и одиннадцатилетний Алеша Бурлаев — человек пьющий. Впервые он попробовал спиртное три года назад.
— Друзья меня угостили, — солидно рассказывает он. — Мы гуляли, у кого-то деньги были, им на мороженое дали. Ну и они за водкой пошли. Как им продали? Да там их все знают!.. У какой-то бабки и купили, она продала. Когда первый раз попробовал, горькая была. А потом понравилось.
Теперь Алеша предпочитает вино: оно вкуснее. Впрочем, ему больше нравится не сам процесс выпивки, а то, что потом становится легко и весело. Употребляет он «умеренно и культурно», по праздникам, по выходным.
— Что я, ханыга, что ли, каждый день пить? — с возмущением говорит мальчик.
Мама Алеши знает, что сын пьет, но относится к этому, по его выражению, «нормально». Родители его соседа по палате Вити Сердюкова ругают сына за пристрастие к пиву, но это пока особого результата не приносит. 13-летний Витя способен один выпить полуторалитровый баллон «Очакова», уж больно по душе ему и вкус напитка, и то, что потом чувствуешь себя «сверхмудрым». Правда, ни одной «умной мысли», пришедшей ему в голову во время пьяного озарения, подросток припомнить не смог.
Хорошо знаком вкус пива и его ровеснику Денису Ефремову, родители которого лишены прав. Чужим взрослым тем более наплевать на ребят — в магазинах им спокойно продают спиртное, стоит лишь сделать честные глаза и сказать, что это «для папы».



С каждым годом юных алкоголиков становится больше. Если в 2004 году в подростковом отделении пролечили десятерых, то в 2005 их было уже 15. Есть один случай и текущего года. Не все пациенты наркологов алкоголики, но те, кто употребляет спиртное регулярно, на первую ступень этой лестницы в ад уже встали. Последний случай, когда пришлось выхаживать несовершеннолетнего пьяницу, Олег Бадлуев вспоминает не без содрогания.
— 16 лет мальчику, — рассказывает он, проглядывая историю болезни, — в течение месяца пил ежедневно, в основном пиво, но и суррогатную водку тоже. Потом на фоне похмелья у него нарушился сон, появилась тревога, он стал слышать угрожающие голоса…
К вечеру состояние подростка ухудшалось до того, что он начинал прятаться. Он пытался жаловаться матери, но та лишь отмахивалась — мол, что тебе мерещится, нет тут никого. На четвертый день ребенка охватила настоящая паника. Весь дрожа, он в ужасе прижался к маме. Только тогда до женщины дошло, что с сыном неладно, и она вызвала «скорую». В наркодиспансере мальчик провел три недели. За это время мама навестила его один раз. Пьяная.
Семья, в которой начинается детское пьянство, — это приговор. Казалось бы, насмотревшись на пьяного папашу, ребенок должен раз и навсегда впитать отвращение к водке, но таких случаев единицы.
— Эти дети, как правило, очень запущены, — говорит Бадлуев, — у них низка критичность, они легко внушаемы. Они копируют поведение взрослых.
Поэтому шансов бросить пить после пребывания в наркодиспансере у маленьких пьяниц мало. Начинающих еще можно вернуть к нормальной жизни. Но слишком многое тут зависит не от врачей, а от того, куда ребенок возвращается.
— Их нужно вырывать из этой среды, — говорит Бадлуев, — а у нас 8 ведомств занимается несовершеннолетними безнадзорными, а проблема не решается. 244 несовершеннолетних прошли через наше отделение за 2005 год. Из них 146 — беспризорные.
Но самое страшное в детском алкоголизме то, что, если взрослый бросает пить, у него еще есть возможность вернуться к нормальной жизни, то последствия воздействия спиртного на неокрепший организм практически необратимы. Страдает в первую очередь центральная нервная система, мозг — ухудшается память, меняется психика. Даже если при благоприятном стечении обстоятельств малолетний алкоголик и не превратится во взрослого алкоголика — утраченного здоровья ему не вернуть. Так же, как и шанса достичь чего-то в жизни — подорванных водкой умственных способностей на это просто не хватит. И сколько бы еще ведомств не создавалось для борьбы с беспризорностью и пьянством, пока взрослые «бабки» и «тетеньки» будут равнодушно продавать девятилетним пацанятам пиво «для папы», эти мальчишки раз и навсегда успеют лишить себя будущего.

Все фамилии детей изменены.

Автор:

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях