Общество
1210

Байкалу угрожает нефтепровод

Депутаты Хурала предлагают правительству России изменить маршрут нефтепровода, чтобы спасти наше уникальное озеро

— В случае аварии трубопровода нефтяное пятно может достигнуть акватории Байкала за время от 20 минут до 49 часов, — говорил Вячеслав Ирильдеев, председатель комитета по экономической политике НХ РБ, на внеочередной сессии



Депутаты собрались, чтобы обратиться к Владимиру Путину и председателю правительства РФ Михаилу Фрадкову с предложением изменить маршрут трассы нефтепровода «Восточная Сибирь — Тихий океан», минуя водосборную территорию озера Байкал. Столь поспешный сбор депутатов был продиктован тем, что Государственная экологическая экспертиза вопреки ожиданиям одобрила технико-экономическое обоснование Байкальского участка трубопровода, представленное ОАО «АК «Транснефть». Проект предполагает прокладку нефтяной ветки по северной части побережья Байкала в 700—800-х метрах от воды — в зоне чрезвычайно высокой, 10—12-балльной, сейсмичности.
— Информация о положительном заключении госэкспертизы стала для нас неожиданностью. Мы узнали об этом только 4 марта из неофициальных источников, — сообщил Леонид Турбянов, зам. председателя правительства РБ по развитию агропромышленного комплекса. — Ведь по федеральному закону субъекты РФ не являются участниками обсуждения и анализа этих вопросов.
Депутаты отметили странную таинственность вокруг проекта. Тот факт, что 24 января этого года из 53 государственных экспертов 42 проголосовали против проекта, а потом состав комиссии пополнили еще 34 членами, с помощью которых 28 февраля он получил положительную оценку, говорит о том, что байкальский вариант просто «продавили».
— В своей работе компания «Транснефть» практикует закрытость, — считает депутат Цыденжап Батуев. — У них нет желания обсуждать проект с общественностью.
Несмотря на то что депутаты несколько раз просили представителей «Транснефти», присутствовавших на сессии НХ, высказать свои аргументы в пользу прокладки трубопровода вдоль Байкала, те отмолчались.
— Они приложили максимум усилий, пытаясь склонить депутатов кулуарно и подковерно решить вопрос в свою пользу, — говорит Сергей Шапхаев, директор общественной организации БРО по Байкалу, доцент кафедры экологии и безопасной жизнедеятельности ВСГТУ. — Но, по-видимому, не были уполномочены для публичного выступления.
До начала сессии возле здания Хурала выстроилась шеренга пикетчиков — студентов вузов Улан-Удэ. Они вышли на улицу с плакатами: «Байкал — не полигон для испытаний», «Доход от продукции чистой байкальской воды — 20 бюджетов РФ».



— Услышала по радио о повестке дня сессии, не могла остаться равнодушной, — говорит Ирина Полушина, студентка III курса эколого-гуманитарного факультета технологического университета. — Я категорически против проекта «Транснефти», который не предусматривает меры по устранению возможных аварий на трубопроводе.
Ребята обращались и к депутатам Народного Хурала защитить хранилище, где сосредоточено 20 процентов мирового запаса пресной воды, и к Семену Вайнштоку, президенту «Транснефти»: «Вайншток, испытывай «умные трубы» в Китае, Японии или у себя на даче». Он первый ввел в обиход словосочетание «умная труба», имея в виду датчики, прикрепленные на внутренней стенке трубы. Они должны якобы реагировать на деформацию металла, чтобы труба перекрывалась заглушками и нефть не поступала. Это ноу-хау придумали в лабораториях военные, но реально на нефтегазовых комплексах они не использовались.
Один из аргументов, который приводили депутаты как пример того, что прокладка трубопровода вблизи Байкала может иметь необратимые последствия, — это печальный опыт Байкальского целлюлозно-бумажного комбината. Тогда общественность тоже была против его строительства. Но им доказывали, что БЦБК строится для военной промышленности в интересах России. В конечном итоге комбинат выпускает оберточную бумагу и коробки.
— Эту ошибку государство не может исправить вот уже несколько десятилетий, — отметил Александр Ковалев, председатель комитета по международным и религиозным связям НХ РБ. — Если в США озеро Мичиган удалось привести в экологически нормальное состояние, потратив на это около 20 миллиардов долларов, то вряд ли такое удастся сделать на Байкале.
Депутаты Хурала предложили в своем обращении альтернативный — южно-якутский — вариант прокладки трубопровода. Его трасса пролегает в непосредственной близости от нефтегазоносных территорий на севере Иркутской области и юге Якутии в сейсмобезопасной местности в долине реки Лены в сотнях километрах от Байкала.
— Такой вариант отведет угрозу от озера, — отметил Вячеслав Ирильдеев. — Максимально возможные объемы аварийных разливов нефти, которые могут достигнуть озера Байкал, по подсчетам специалистов, составляют до 3 тысяч тонн сырой нефти.
После прошедшей государственной экологической экспертизы должна быть главгосэкспертиза. Она пока свое решение не обнародовала. После всех экспертиз начнется разработка и согласование рабочей документации со всеми профильными ведомствами, с региональными и муниципальными органами.
— Если все делать по закону, то у депутатов есть возможность отодвинуть проект, добиться изменения трассы, — считает Сергей Герасимович Шапхаев. — Поэтому те, кто говорит, что после госэкспертизы начнут строить трубопровод, просто лукавят.

Автор:

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях