Налоговика посадили за взятку
Главное Популярное Все
Войти

Налоговика посадили за взятку


1098

Верховный суд Бурятии вынес приговор по нашумевшему делу о получении взятки в 10 тысяч долларов США налоговыми инспекторами из Москвы



46-летний Александр Ветров получил минимальный срок, пре-дусмотренный по этой статье, — 7 лет лишения свободы в колонии строгого режима. Он также обязан выплатить госказне штраф в сумме 300 тысяч рублей. Александр Ветров себя виновным не признал и намерен обжаловать это решение. Второй обвиняемый по этому делу Вячеслав Елькин объявлен в федеральный розыск.
Оба инспектора прибыли в Бурятию 4 апреля 2005 года в Управление по налогам и сборам РФ по РБ в числе 30 проверяющих из Москвы. Они проводили ревизию деятельности своих бурятских коллег по сбору налогов в разных отраслях, в том числе и алкогольной. Москвичи проверяли работу и акцизных складов, куда поступает алкогольная продукция с заводов-изготовителей.
В Бурятии четыре акцизных склада, три расположены в Улан-Удэ, один — в Северобайкальске. Часть проверяющих выехала в Северобайкальск, в Улан-Удэ проверяющие «зашли» на «Байкалфарм» и «Коммерсант». Последнее предприятие досталось инспектировать Елькину и Ветрову. Они выявили нарушения — плохо наклеенные акцизные марки и нарушения в упаковке товара. Самое страшное, что по закону грозило предприятию, — предписание об их устранении. Однако налоговые инспекторы заявили, что они приостановят деятельность акцизного склада. Это имело бы печальные последствия для «Коммерсанта», так как могло полностью парализовать работу алкогольного завода и, возможно, привести к банкротству. Руководство фирмы знало, что действия проверяющих были явно незаконны, но разбирательство в Арбитражном суде могло продлиться до двух месяцев. Промедление привело бы к огромным убыткам, заявили на суде представители «Коммерсанта». Чаще всего продукция выдается с отсрочкой платежа, и, если приостанавливается деятельность предприятия, как показывает практика, дебиторы перестают расплачиваться, сообщил суду Александр Любченко, исполнительный директор «Коммерсанта».
Руководство фирмы обратилось за помощью к Дмитрию Жамсуеву, начальнику отдела по контролю за оборотом алкогольной продукции налоговой инспекции РБ, но он расписался в собственном бессилии. Он заявил, что повлиять на решение проверяющих из Москвы не может, так как те выше его по должности и от них зависит и его дальнейшая судьба. Однако в Прокуратуре РБ считают, что выход у него все же был.
— В составе московской инспекции были сотрудники службы собственной безопасности, во избежание провокаций или угроз, — рассказывает Марина Павлова, начальник отдела гособвинителей. — Он мог обратиться к ним, к своему руководству.



Жамсуев же посоветовал директору «Коммерсанта» самому попытаться договориться с Ветровым и Елькиным и прямым текстом предложил преподнести им подарок. Фраза «нарисовать конверт» несколько раз звучала на суде — при зачитывании свидетельских показаний и при оглашении приговора.
Во время совместного обеда в кафе за городом 11 апреля Елькин назвал Гарма-Ханде Доржиевой, гендиректору «Коммерсанта», сумму «отката» в 10 тысяч долларов, за которую обещал прекратить проверку на ее предприятии и свое покровительство в дальнейшем. Предприниматель обратилась в ФСБ с заявлением о вымогательстве. В тот же день в одном из филиалов Сбербанка была приобретена валюта. На шесть долларовых купюр оперативники нанесли специальной краской слово «взятка». Вечером того же дня Доржиева приехала в мотель «Донай», в котором остановились инспекторы. Они спустились в кафе, и во время ужина Доржиева положила на стол пачку долларов. Елькин переложил деньги в чистую тарелку, накрыв их сверху еще одной тарелкой. На суде Ветров утверждал, что деньги он увидел после ухода Доржиевой, когда их задержали милиционеры. Участия в разговоре Елькина и Доржиевой он не принимал, но его заявление опровергла сама потерпевшая. Во время беседы, когда Елькин предлагал ей покровительство, слова Ветрова имели решающее значение — он поправлял коллегу, говоря «это сможем», «это не сможем».
Во время первых слушаний в декабре прошлого года Елькин был отпущен под залог. После праздничных каникул на суд он больше не появлялся. Уголовное преследование в отношении его пока приостановлено, так как его местонахождение неизвестно. При вынесении приговора Ветрову суд учел смягчающие обстоятельства: ранее не судим, воспитывает 13-летнюю дочь, положительная характеристика с работы, а также состояние здоровья — во время процесса он жаловался на боли в сердце и гипертонию, однажды в зал суда ему даже вызывали «скорую помощь».
В связи с этим Ветрову дали минимальный срок, предусмотренный по статье 290 ч. 4 «Получение должностным лицом взятки», — наказание от 7 до 12 лет лишения свободы с конфискацией имущества. Такие преступления относятся к категории особо тяжких, и потому подсудимый должен отбывать его в колонии строгого режима. Александр Ветров в десятидневный срок намерен опротестовать это решение.
Суд поставил под сомнение соответствие должности Дмитрия Жамсуева, начальника отдела по контролю за оборотом алкогольной продукции налоговой инспекции РБ, который проходил свидетелем по этому делу. Суд направил это частное определение в Управление федеральной налоговой службы РФ по РБ, обязав принять меры и сообщить о них в месячный срок.

Читать далее

Читайте также