Общество
1552

Трамвайные миниатюры: <Я так по-русски думала>



Первый русскоязычный сборник поэтессы Дулгар Доржиевой открыл для читателей новую грань ее таланта

Эти миниатюры Дулгар Ринчиновна называет . Уже много лет она предпочитает именно этот вид транспорта- еще и потому, что под дребезжанье вагонов ей приходят в голову удивительные мысли.

Дулгар Доржиева не отличается ни ростом, ни статью, ни голосом. Низенькая, хрупкая женщина, гладкие черные волосы с поблескивающими в челке седыми нитками, лукавые глаза. Она стесняется рассказывать о себе:

-Трудно это, вообще чудовищно!

А начинает говорить, тихо нанизывает слово за словом, и рука невольно тянется к ручке и блокноту: каждая фраза- готовый афоризм. Не сочиненный специально, а родившийся прямо сейчас из души.

-Я сочинять-то не умею,- говорит Дулгар Ринчиновна, как будто извиняясь за собственную некомпетентность.- Сколько ни стараешься, все равно выпирает то, что внутри. А я всю жизнь в сомнениях живу. Нет, я в себя верю, в своих детей, а вот насчет мироздания... Сегодня оно так, а завтра так.

Сомнения в удивительно поэтичной форме и стали содержанием нового сборника поэтессы. Книжка, вышедшая в Издательстве БНЦ СО РАН тиражом 500 экземпляров, называется . Это третья часть трилогии . В свет она вышла благодаря поддержке спонсоров- предпринимателей Геннадия Пруидзе и Николая Рябых. Это первая полностью русскоязычная книга Доржиевой. Первые две части, (1996) и (1999), тоже изданы на русском, но туда вошли переводные стихи.

-А перевод какой бы хороший ни был, все равно не мое,- сетует поэтесса.- Технически лучше, а смысл расплывается.

Поэтому на этот раз она решила всю работу сделать сама. За рифмой не гналась: ей, более привычной к плавной музыке бурятского стиха, она дается плохо. Начинает подгонять строчки- получается фальшь или пустоты. Так что 99 процентов стихотворений написаны свободным стихом.

Это оправдывает и их специфика- это не традиционные четверостишия, а философские миниатюры, некоторые всего в две-три строки.

Стихи возникают у нее в голове часто в самые неожиданные моменты- за чисткой картошки или в трамвае. Ну кому в это время придет в голову специально размышлять о судьбах мироздания, о времени и пространстве? Поэтому Дулгар Доржиева уверена, что стихи приходят к ней сами, . Не зря сейчас она стала писать больше, чем в юности, когда традиционно кипит кровь.

-Видимо, накопилось в душе что-то за всю жизнь...

Стихи она начала сочинять лет в 12: учитель родного языка в школе поощрял это в учениках, и юная Дулгар навострилась так компенсировать тройки за невыученные правила. Но девочка выросла, и тяга к поэтическому звучанию слова стала возможностью высказать свое отношение к миру.

-В меня это отец, наверное, заронил,- рассказывает Дулгар Ринчиновна.- Я родилась, когда маме было 45, а отцу- 55 лет. С раннего детства он меня учил наблюдать: вот идешь, остановись, посмотри: как цветок растет, как камень лежит. Ты уйдешь, а они останутся. Учил созерцать и думать.

Эта тихая созерцательность, отнюдь не претендующая на знание истины в последней инстанции, до краев наполняет поэзию Доржиевой. И каждая немудрящая строчка заставляет поражаться своей истинной мудрости.

Автор:

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях