Общество
1687

Будда, сострадающий всем



15 августа исполняется 90 лет со дня начала регулярных богослужений в Санкт-Петербургском дацане Гунзэчойнэй, крупнейшем в Европе буддийском храме

Что крупнейший - это как раз неудивительно. Дацаны такого масштаба строить в традиционных местах как-то не принято. К тому же буддизм не распространился в Европе настолько широко, чтобы храмы возводились наперегонки. И не нашлось за прошедший век личности, столь же богато и разносторонне одаренной, как Агван Доржиев, чтобы практически в одиночку осуществить масштабный проект

В Петербурге на удивление солнечное, жаркое лето, а во дворе дацана всегда приятная прохлада и тень. Вроде и забор невысокий, и район вокруг оживленный, а чувствуешь себя совершенно отделенным от каждодневной мирской суеты, как будто оказался на острове. Дацан Гунзэчойнэй стоит на Приморском бульваре, недалеко от набережной Черной речки. Рядом центральный парк культуры и отдыха, но оттуда, кажется, даже звуки не проникают. Никто никуда не бежит, не кричит, не торопится.

На скамейке у входа сидит молодой лама, перебирает четки. Взгляд у него отстраненный, доброжелательный, но незаинтересованный. Дацан открывается в 10 часов. Несмотря на то что будний день, прихожан довольно много. Здесь всегда можно увидеть знакомые лица своих друзей-земляков. Приехавшие из Бурятии новоиспеченные петербуржцы с легкостью говорят: , и это не звучит странно. Не так много мест найдется в Петербурге, где буддист по рождению чувствует себя как дома. Дацан стал местом притяжения выходцев из Бурятии, Калмыкии, Тувы.



Его вернули верующим в 1990 году. С тех пор непрерывно реставрируют, потому что до возвращения он побывал общежитием, радиостанцией и лабораторией Зоологического института. Денег на восстановление, как обычно, не хватает. Но с фасада уже сняли леса и снаружи дацан вы- глядит практически так же, как и при своем первом настоятеле Агване Доржиеве.

Нынешний ширетуй дацана Буда Бадмаев в свое время выдержал немало битв за храм и с властями, и с самовольными захватчиками. Теперь здесь нет конфликтов, зато хозяйственных забот больше чем достаточно. Настоятель не только опекает свою многочисленную паству, он еще и краску покупает, и рабочим указания раздает, и в Индию ездит, и с Валентиной Ивановной Матвиенко встречается.

На входе в храм висит инструкция для новоначальных: как входить, как сидеть, куда не наступать и чего не фотографировать. Впрочем, люди сейчас уже более понимающие и, когда покупают что-нибудь, часто проявляют немалые познания. Специально здесь никого не учат. Хотя в некотором смысле Санкт-Петербург- ский дацан отличается от тех, что расположены на традиционно буддийских территориях. Здесь не услышишь привычный тезис о том, что европейцу не дано понять восточную философию до конца. Вокруг ведь самая что ни на есть Европа - и ничего, все всё понимают, каждый в свою меру. Один просит продать ему , а другой спрашивает, помогут ли ему организовать паломническую поездку в Непал и чтоб непременно пожить в монастыре. А еще одного встречаю вечером: . - - .

За свои 90 лет дацан видел, кажется, все. И торжественный выход императорской четы, и бесчинства матросов-, и каменное равнодушие атеистической власти, и триумфы, и трагедии. Может быть, только теперь, как ни странно, жизнь храма наиболее похожа на традиционную. Со строгим распорядком и сводом правил, расписанием хуралов и размеренным чтением молитв, с нормальным чередованием житейского и божественного. Впервые за десятилетия этот удивительный дацан похож именно на дацан, а не на поле битвы или запущенную свалку.

Здесь приглушенные звуки и словно затуманенные краски - и как-то теряется чувство времени. Оно и правильно, для буддийского храма 90 лет вообще не возраст. А если вспомнить, что полвека из этих девяноста дацан простоял заброшенным, то понимаешь: временем здесь управляет кто-то другой. А нам надо выносить мусор, штукатурить и красить, заменить пришедшее в негодность и вернуть первозданный вид. И крутить барабан молитв. 108 - сакральное число:

Тут уже все привыкли, что американский профессор Роберт Турман, бывший тибетский монах, глава в Нью-Йорке и отец Умы Турман, приезжает по любому поводу. Ему здесь действительно нравится. И он тоже здешним понравился. Он приезжал в Петербург на открытие мемориальной доски Агвану Доржиеву к его 150-летию в прошлом году. С большим почтением отозвался о Доржиеве, а также заметил, что у них в Америке таких храмов, как Петербургский дацан, нет, хотя тибетских центров несколько тысяч.

Роберт Турман - буддолог, подлинный интеллектуал от религии. В свое время он отправился по свету в поисках смысла жизни и нашел его в Тибете. Прожив там пять лет, он, по настоянию своего учителя, сложил монашеские обеты, вернулся в Штаты, стал профессором Колумбийского университета, а всем своим детям дал буддийские имена.

Факты о дацане

 Агван Доржиев (1853 - 1938 гг.), несколько раз встретившись с императором Николаем II, добился согласия на строительство буддийского храма в Петербурге, задумав его как очаг буддизма на западе России.

 Строительство храма в Петербурге началось в 1908 году в местности Старая Деревня, где Агван Доржиев приобрел участок земли. Проект буддийского храма был подписан архитектором Г.В.Барановским, но над ним работал лично Агван Доржиев, прекрасно знакомый с буддийской архитектурой.

 В 1913 году состоялась первая служба, посвященная 300-летию династии Романовых.

 На церемонии освящения храма, которая состоялась в 1915 году, присутствовали представители правительства России, Далай-ламы XIII, Сиамского короля Рамы IV и монгольского Богдо-хана. Таким образом, буддийский храм в Санкт-Петербурге стал первым храмом, построенным в Европе.

 В июне 1917 года на Втором общебурятском съезде, проходившем в Гусиноозерске в Тамчинском дацане, по инициативе Агвана Доржиева было принято решение объ- явить Санкт-Петербургский храм достоянием бурят-монгольского народа.

 В 1918 году храм подвергся варварскому разграблению. Агвану Доржиеву пришлось применить всю свою волю и ум, чтобы реставрировать его, несмотря на экономические трудности того периода.

 В 1938 году были закрыты все буддийские школы и монастыри.

 Здание дацана власти использовали как военную радиостанцию. С 1960-х гг. в нем находилась лаборатория Зоологического института.

 Только в 1990 г. монастырь вернули буддистам. На должность настоятеля пригласили бурятского Данзан-ламу Хавзуна Самаева, выпускника Буддийского университета в дацане (Монголия).

 В то время Данзан-лама был одним из немногих буддийских монахов в Советском Союзе. Первую службу он совершил 14 февраля 1991 года - в Новый год по монголо-тибетскому буддийскому календарю. Этот день ознаменовался и другим радостным для буддистов событием - официальной регистрацией устава религиозного объединения .

 Вокруг настоятеля постепенно сложилась группа послушников. Здесь так же, как во всех буддийских монастырях Бурятии, Индии, Монголии и Тибета, проводятся ежедневные службы, открытые для прихожан.

 В 1997 г. дацан Гунзэчойнэй возглавил монах Джампа Доньед (Бадмаев), избранный монахами дацана и утвержденный главой Буддийской традиционной сангхи России пандидо яхамбо-ламой Дамбой Аюшеевым.

Автор:

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях