Бурятская мануфактура перекочевала в Дагестан
Главное Популярное Все
Войти

Бурятская мануфактура перекочевала в Дагестан


1056


1200 рабочих тонкосуконной фабрики четыре месяца сидят без работы и зарплаты, а само предприятие с недавних пор юридически находится в Дагестане

В начале марта 2005 года всех работников тонкосуконной фабрики отправили в отпуск - сначала в очередной, а потом без содержания. Но ни отпускных, ни заработной платы за февраль никто из них так и не получил. 1200 человек остались без средств к существованию. 6 июня на общем собрании, прошедшем в пустующих темных цехах, новый директор Магомет Сулейманов сообщил: 20 июня надо выходить на работу, задолженность по зарплате будет погашена до конца июля. Работники и надеются, и не верят обещаниям.

Такая ситуация повторяется на фабрике второй год - в 2004-м стояла несколько месяцев. Менеджеры не смогли сбыть 1 млн. погонных метров ткани, в итоге предприятие, едва державшееся на плаву, стало должником. Сегодня фабрика не выплатила свыше 170 млн. рублей в федеральный бюджет, свыше 15 млн. рублей - в Пенсионный фонд. В качестве расчета за электроэнергию пришлось отдать детский лагерь энергетикам. Тогда же в поисках выхода из ситуации на предприятие был приглашен новый генеральный директор - Магомет Сулейманов, который более семи лет являлся поставщиком шерсти для ТСМ.



Выходец из Дагестана быстро переоформил фабрику на новый юридический адрес - теперь по документам Улан-Удэнская мануфактура располагается в его родной республике. Объясняет Сулейманов такое положение дел просто: в Дагестане он сможет воспользоваться собственными связями для получения кредитов. Но за полгода его работы предприятие так и не удалось вывести из кризиса.

В течение мая новый директор в поисках денег находился в Москве, вернулся он 6 июня. В этот день почти все работники фабрики пришли к проходной узнать о своей судьбе.

- Я договорился о поставке шерсти и капрона - они уже сейчас отгружаются. На неделе должны прийти краски, так что работа есть. Деньги найдем и 70 процентов зарплаты выплатим, - говорит Магомет Сулейманов.

Работники сомневаются, что обещания будут выполнены.

Ткачиха Татьяна Ивановна Федорова одна воспитывает дочь Анну. Сегодня она заканчивает 11 класс на , собирается поступать в институт. Если не попадет на бюджетное место, то оплатить обучение на коммерческой основе мать-ткачиха не сможет. Татьяна Ивановна вот уже четвертый месяц не получает даже своих заработанных трех тысяч.

- На что живем? Занимаем у родственников, знакомых, а когда отдадим, неизвестно. Вот нашла сейчас вторую работу - уборщицей, зарплата 2 тысячи и хожу, убираю. И то хорошо, что взяли, многие ведь вообще устроиться не могут - возраст-то предпенсионный, - делится своими бедами Татьяна Ивановна.

Даже выплаченная зарплата не спасет положения многих рабочих - заработок на фабрике считается одним из самых низких в Улан-Удэ. При самых максимальных нагрузках рабочие получают не больше четырех тысяч рублей.

- Я вот 21 год проработал на фабрике, сначала слесарем, потом помощником мастера, сейчас вот опять слесарем. Жизнь вынудила искать вторую работу, заработки-то маленькие, а семью содержать надо. Устроился в охрану, хоть небольшая, а все-таки подмога, - рассказывает работник Валерий Овчинников.

После собрания работники фабрики расходились приободренные одним обстоятельством - закончилось бесконечное безделье.

Нового директора поддерживает Клавдия Альцман, бывший директор , ныне выступающая в роли советника.

- У нового руководителя есть потенциал, тем более он заинтересован в стабильно работающей фабрике. Ведь у него свой бизнес по заготовке шерсти, а реализовывать ее кроме как нам некому.

Удастся ли предприятию, некогда гордо носившему звание , восстановить утраченный потенциал?

Читать далее

Другая сторона профессии