Общество
1825

В Бурятии хотят создать родовые поместья



Последователи экологического движения стремятся получить землю в вечное пользование, чтобы передавать ее по наследству

. Это объявление, появившееся недавно в газетах, заинтересовало многих улан-удэнцев

Несколько лет назад на полках книжных магазинов России появились труды писателя Владимира Мегрэ, создавшего серию книг и положившего начало одноименному движению в стране и ближнем зарубежье. Суть его - в создании экологически чистых семейных поселений. Сейчас во многих регионах России создаются клубы единомышленников Мегрэ. Родовые поместья уже есть в Чите и Иркутске. В Улан-Удэ тоже немало людей, желающих создать подобные оазисы экологической и нравственной жизни. На самое первое собрание приверженцев книг Мегрэ пришло уже около сорока человек. Но пока идея создания родовых поместий в Бурятии неосуществима - для этого у нас просто нет законодательной основы.

В 1994 году российский предприниматель Владимир Мегрэ отправился по сибирским рекам с торговой экспедицией. Во время путешествия он встретил женщину по имени Анастасия, предки которой много столетий жили в глухой тайге. За это время у них сложились свои взгляды на мир и своя философия, которую полностью принял автор и попытался донести до читателей. Основная мысль, проходящая через всю серию книг, заключается в том, что люди должны возвращаться к своим корням, к земле.

- Город есть самая неблагоприятная среда для жизни. Чтобы поправить свое здоровье и как-то отдохнуть, мы едем на природу. А ведь можно сделать так, чтобы каждая семья имела постоянную возможность жить в природных условиях. Коренное отличие идеи родовых поместий от похожих проектов состоит в отношении людей к земле, - рассказывает Роман Бахарев, участник городской инициативной группы по созданию родовых поместий.

Роман и его единомышленники мечтают жить в поселках с замкнутым циклом использования природных ресурсов площадью в 150-300 гектаров. На этой земле каждая из 100-200 семей будет иметь не менее 1 гектара земли для строительства родового поместья и ведения приусадебного хозяйства. Отличительная особенность в том, что строится все с перспективой - для последующих поколений, и не может быть предметом купли-продажи, а передается только по наследству. Экопоселения оздоровят людей: постоянно проживая в естественных природных условиях, питаясь экологически чистыми продуктами, общаясь с единомышленниками, члены всех семей будут здоровыми физически и духовно.

По выражению Романа, это маленький , сформированный человеком в состоянии творчества, любви и гармонии. Из таких вот кусочков может состоять вся Россия, равно как и вся планета.

Переход от жизни в городе к бытию в родовом поместье должен быть постепенным: если человек понимает, что не сможет ежедневно греть воду для хозяйственных нужд и колоть дрова, пусть обосновывается недалеко от города, где есть газ и электричество. Кроме того, совсем не обязательно ехать в глушь. Сегодня даже недалеко от Улан-Удэ есть вымирающие деревни и заброшенные пашни, которым можно дать новую жизнь.

Жители экологических поселков - это не дачники, которые свои участки сами не выбирали, им их выделили. По Мегрэ, из всех мест на земле нужно найти свое, и только там строить родовое поместье, в котором надо жить не только летом, а постоянно. Со временем вполне реально оставить работу в городе и жить за счет земли: выращивать и продавать экологически чистую продукцию, создавать в экопоселках свои мини-инфраструктуры.

- Экспериментально доказано, - подчеркивает Роман, - что окружающая живая среда реагирует на состояние находящегося в ней человека. Когда он укоренится на земле, когда создаст бесперебойно действующую экосистему, земля сама начнет помогать ему в работе.

Каждое дерево, каждый гвоздик в поместье должен быть забит не с помощью каких-то нанятых строительных бригад. Все делается от начала до конца своими руками. Потому и отношение к поместью совершенно иное. Дети в таких семьях по-другому себя ощущают.

- А задача взрослых будет заключаться в том, чтобы просто самим создать образ жизни, привлекательный для их детей, - подчеркивает Роман.

Пока что улан-удэнские последователи только знакомятся друг с другом, перенимают опыт у своих уже продвинувшихся в этом направлении единомышленников из других городов. Рассказывают, например, что в Кемеровской области сам губернатор - большой сторонник экопоселений, периодически ратующий за них с телеэкранов.

Возвышенный, романтизированный и со стороны выглядящий несколько утопично настрой наших мегрэманов пока упирается во вполне земные проблемы - вопросы регистрации экологической организации, выбора места строительства, получения участка.

В России еще не принят закон о родовой земле. Несмотря то что такой документ уже могут принять на местах, в Бурятии в отличие от других регионов пока его нет. На территории Улан-Удэ можно взять землю для подсобного хозяйства максимально в 25 соток, а в районах - 50.

А для родового поместья отнюдь не только с домом и приусадебным участком, но и обязательно с небольшим лесом, прудиком или лугом необходимо не менее гектара. К тому же эту землю человеку, по идее Мегрэ, надо именно получить, а не купить или арендовать, чтобы ощущать моральную ответственность за нее.

Несмотря на сложности, улан-удэнские мечтатели о чудесных экопоселениях не теряют надежды: пропагандируют свои взгляды, разговаривают с чиновниками, главами районных администраций. И собираются представить свой проект закона о родовых поместьях местным законодателям.

Автор:

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях