Общество
1523

Командир легендарной <Катюши>



Улан-удэнец Родион Буяев знал толк в секретном оружии

Когда к улан-удэнцу Родиону Васильевичу Буяеву, бывшему командиру легендарной , приехали вручать медаль к 60-летию Победы, он только развел руками: . Наград у 82-летнего ветерана более тридцати

Он участвовал в битве под Ленинградом, где именно его пробили брешь в блокаде. Воевал на Курской дуге, освобождал Крымский полуостров, Севастополь, форсировал Днепр. Сотни километров пройдены по Румынии, Австрии, Чехословакии. Ветеран помнит, что война для него закончилась лишь 12 мая. Тогда остатки эсэсовской армии пробрались на наши позиции и в упор расстреливали советских воинов, которые, посчитав, что наступил мир, ходили без оружия. Помнит, как участвовал в Бухаресте в церемонии вручения ордена королю-антифашисту Михаю I. Помнит, как в Румынии, тогда он был комендантом румынского города Себеш, привели к нему земляка-аларца за - взял бутылку вина из разгромленного склада. 60 мирных лет не стерли в памяти Буяева ни одной детали, ни одного эпизода его военной жизни.

Родион хотел стать учителем. Война застала семнадцатилетнего паренька на студенческой скамье Бурятского пединститута. В первый же ее день он стал бегать по военкоматам.

- Я боялся, вдруг война закончится без меня, - вспоминает Родион Васильевич. - Из одного кабинета выгонят: , я - в другой.

Настырный юноша дошел до райкома, горкома, обкома комсомола. Хороший спортсмен, он вынужден был даже надеть все свои скромные награды: знаки , , , доказывающие, по его мнению, способность сразу воевать. Значки висели на специальных цепочках и громко бренчали.

Наконец 28 июня 1941 года его определили в Черниговское военно-инженерное училище, к тому времени уже эвакуированное в Иркутск. Родион расстроился, ведь он торопился на фронт.

Помог случай. Отец приехал его навестить. Курсант, вышагивающий на плацу, увидев родное лицо, попросил у командира взвода разрешение выйти из строя. Но не получил его. Тогда, не обращая внимания на окрики офицера, выбежал самовольно... Так он попал на фронт.

Родион Васильевич неулыбчив. Неизменный атрибут - в зубах. Других папирос он не признает. .

Как брали

Служил Родион в военной части особого назначения на Северо-Западном фронте - в секретном полку . Гордился, что сюда определили из Сибирского полка только троих, в том числе и его. Материальную часть он не знал, поэтому к орудию не допускался и был назначен старшим разведчиком.

В начале 42-го наши войска под озером Ильмень взяли в окружение 16-ю немецкую армию. Буяев и еще трое разведчиков получили задание проникнуть в тыл противника и установить координаты аэродрома. Им предстояло перейти реку Полу. Глубина оказалась выше человеческого роста. Двое стали тонуть. Чтобы не подвести товарищей, Родион принял решение оставить ребят на берегу и отправиться на разведку вдвоем. Увидев, где садятся самолеты, ночью двинулись в обратный путь. Заплутали и вышли на немецкие блиндажи. Неожиданно оттуда вышел немец.

- По естественной надобности присел, нужду справляет почти со мной рядом, - вспоминает Родион Васильевич. - Как таким удобным случаем не воспользоваться? Не успел штаны подтянуть, я его сзади автоматом. На шею веревку завязали и ведем, как бычка. Он упирается, хочет сам задушиться, чтоб живым в плен не попасть. Тогда я его сзади в мягкое место кинжалом стал тыкать.

Так на груди у Буяева появилась первая награда - медаль .

заменили училищем

Вызвал как-то Родиона командир полка. Буяев зашел в штабную землянку и невинно спросил:

- Я строевым-то тогда ходить не умел. Расхлябанный был, - рассказывает Родион Васильевич. - Командир рассердился: - и строго так отдает приказ: Я аж подскочил: Повернулся к выходу. Слышу вслед окрик: , невозмутимо отвечаю: .

Родион обо всем рассказал сослуживцам. Его, самого младшего и озорного, любили и опекали. Старшие предупредили, что за такие дела его и к расстрелу могут приговорить. И тогда Родион впервые в жизни перепугался. На следующий день его снова вызвали к командиру.

- Зашел в землянку строевым, щелкнул каблуками, - вспоминает Буяев, - там был только комиссар. Он так ласково приглашает: . Меня в жизни так никто не величал. Даже оглянулся, нет ли кого за моей спиной. Он подошел, ласково тронул за плечо, усадил на табурет. Я сижу как на иголках, думаю про себя, мол, ага, сейчас поглаживаешь, а потом расстрел.

Комиссар долго беседовал с норовистым солдатом, уговаривал пойти учиться. Буяеву ничего не оставалось делать, как согласиться. В Московском минометно-артиллерийском училище 40 курсантов определили в отдельный класс и занимались с ними по 12 часов в день. В сентябре 1942 года 17 готовых специалистов, сумевших сдать экзамены, отправили на фронт. Родион прибыл в полк на Волховский фронт.

Первый выстрел

уже стояли под Синявино. Пока без движения, поскольку никто не знал, как с ними обращаться. В первый день своего приезда Родион вызвал командиров расчетов на учебу.

- Командиры расчетов толкаются, смотрят с боков, заглядывают в отверстие амбразуры, - рассказывает Родион Васильевич. - Долго объясняю весь процесс, показываю, как производить выстрел. Но перед этим снимаю предохранитель и кладу в карман, чтобы не выстрелить по-настоящему. Прокрутил первый снаряд, а их 16, и вдруг раздался мощный взрыв. Все, кто висел с боков машины, попадали на землю. Сгоряча подумал, немецкий снаряд. Смотрю, брезент разорван:

Буяев понимал, что такие вещи пахнут трибуналом. Оружие значилось под грифом секретности. Наводки не было, значит, ударил по своим. И тогда Родион ринулся по направлению движения снаряда. Видел, что бойцы лежат по сторонам, не знал, живые они или уже мертвые.

- Офицер какой-то выскочил навстречу, подножку мне подставил. Дурак, кричит, сейчас он взорвется. - Родион Васильевич с улыбкой вспоминает тот момент. - Я поднялся, мол, я хозяин снаряда, и дальше бежать. Снаряд с огненным хвостом летел, как лягушка, подпрыгивая на кочках. Я догнал, когда он воткнулся в землю. Сгоряча схватил его, обжег руку. Рядом ребята валяются, перепуганные. У кого-то из солдат взял телогрейку, завернул снаряд, забросил на плечо и побежал.

В особом отделе Родиона ждал неприятный допрос. Когда выяснилось, что вины его в случившемся нет, он вернулся в свое подразделение. Выстрел произошел, вероятно, из-за замыкания в электроцепи, объясняет сейчас Буяев.

Вскоре со своей он оказался в самом пекле. , - вспоминает ветеран. Домой он вернулся только в августе 46-го.

:В 1978 году боевые товарищи снарядили в гости к Буяеву ординарца Анатолия Тупогузова. Сами они уже не могли осилить дорогу к командиру. Когда в дверях появился сухонький старичок и обратился по-военному: , Родион Васильевич едва мог сдержать нахлынувшие слезы.

Автор:

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях