Общество
1255

Беженцем на заработки,



или Как отрекаются от родины за 1700 евро

Улан-удэнское агентство по трудоустройству за рубежом отправило нашего земляка в Германию в качестве беженца, вынужденного просить в развитой стране политического убежища

Пробыв три месяца в чужой стране, житель Бурятии вернулся домой ни с чем. Агентство за это время перешло в другие руки, но продолжает действовать в Улан-Удэ, работая по лицензии головного московского предприятия, их партнера, не имея собственной. Улан-удэнские работодатели называют недешевую услугу по приобретению статуса беженца одной из социальных программ.

Сами мы не местные

Прошлым летом тридцатилетний улан-удэнец Алексей Содномов (имя изменено. - Авт.) увидел объявление в одной из газет города о легальном трудоустройстве за границей. Объявление его весьма заинтересовало. Придя в агентство на улице Лебедева с многообещающим названием , Алексей повстречал приветливого человека, назвавшегося Виталием Николаевичем Кузнецовым. Убедительность, с которой агент рассказывал о легальности трудоустройства, сразила Алексея. Его не смутила и довольно круглая сумма, которую надо было выложить за услуги.

- Он сказал, что я поеду работать по трудовой визе на завод в Германии, проживу там год в специальном трудовом лагере и буду получать 1500 евро в месяц. И я подписал договор, выложив 950 евро, - рассказывает Алексей.

Улан-удэнцу дали адрес головного московского офиса ЗАО и указание следовать туда за дальнейшими предписаниями. Купив билет до Москвы и припрятав 200 евро на , как было указано в договоре, Алексей с еще двумя товарищами отправился на заработки.

- Мы приехали в Москву и прямо с поезда поехали в офис . Он весьма солидный и расположен в центре, у Третьяковской галереи, - рассказывает Алексей.

Однако московский агент сказал, что трудоустраивать наших земляков никто не будет. Удивленным и испуганным жителям Бурятии заявили, что в Германии жить они будут не в трудовом лагере, а в лагере беженцев. Для этого они должны купить себе туристическую визу в посольстве европейской страны и попросить политического убежища, придумав легенду о том, как невыносимо жить в России.

На доводы о том, что в Бурятии никто подобного не говорил, агент снял трубку и, позвонив в Улан-Удэ, принялся журить своего коллегу за то, что тот ввел клиентов в заблуждение.

- В общем, разыграли перед нами целый спектакль и предложили свои дальнейшие услуги за 550 евро. Я тогда еще товарищам сказал, что все это несерьезно и нужно ехать домой, но они отговорили меня. Мы ведь все равно большую часть денег уже заплатили и полдороги за свой счет проехали, - грустно усмехается Алексей.

Он, явно смущаясь, не пожелал пересказывать придуманную им историю . Заметил лишь, что другого выхода на тот момент не видел. За границу наши земляки отправились на автобусе через Белоруссию и Польшу. В Кельне препроводили в специальный лагерь-распределитель, где находились разные иммигранты - итальянцы, испанцы, чеченцы. Каждую неделю их распределяли в разные штаты страны по лагерям беженцев. Алексея с товарищами поселили на западе страны в штате Сарлуис. На территории стояло около 15 добротных трехэтажных кирпичных домов с евроокнами. Жилые секции представляли собой общую кухню и туалет, а комната у каждого была отдельная. Беженцев довольно неплохо кормили три раза в день и выдавали каждый месяц 40 евро на карманные расходы.

- Что я там делал? Да ничего. Просто три месяца как бы просил политического убежища. В Германии по закону беженцев держат три месяца, а потом депортируют обратно. За это время, если очень повезет, можно было устроиться на работу. Но в Германии по закону работать нам было нельзя, - говорит Алексей.

Беженцу надо добиваться гражданства, то есть паспорта, который выдается на пять лет. После подачи заявки проходит месяца полтора, когда человеку приходит либо добро, либо отказ.

В случае отказа он может подать апелляцию, и его адвокат вновь двигает дело. Так повторяется не один раз.

Многих беженцев из Чечни вполне сытая жизнь от суда до суда, которая растягивается на годы, вполне устраивает. Украинцы, молдаване и белорусы тоже живут там подолгу. Они просто прячут свои паспорта, придумывая себе вновь и вновь несуществующие имя и адрес. Есть здесь даже те, кто, приехав беженцем в цивилизованную страну, просто получает бесплатное лечение.

Просто выгнать, депортировать просящего приюта человека развитая евространа не имеет права. Конечно, определенные карательные меры к особо злостным беженцам есть. Их, например, перестают кормить, не дают карманные деньги и препроваживают в депортационную тюрьму.

Работать устраиваются разве что дворниками-уборщиками в лагере за пять евро в час. В самом штате работу найти было практически невозможно, а за его пределы выезжать запрещалось.

- Даже те, кто подолгу там жил и язык знал, не могли устроиться. Наши российские рабочие корочки, как и дипломы, там вообще не котируются. Немцы беженцев в общем-то терпят, но на россиян часто смотрят, как на бандитов. Их бомжи, наверное, лучше нас живут. Но я решил ехать домой, хотя, если бы был неженат, еще бы пожил, попытал счастья, - признается Алексей.

О бомжах в Германии заботится Красный Крест. Он же помогает беженцам благополучно вернуться на родину, купив билеты до дома и дав денег на дорогу. Правда, такую услугу Алексей уже больше не получит. У него, деликатно выпроваживаемого из страны, сняли отпечатки пальцев, навсегда отметив в своих документах.

Уже в Улан-Удэ совершенно случайно Алексей повстречал Сокто Бадмаева (имя изменено. - Авт.), который тоже решил ехать в Германию на заработки с легкой руки . Услышав рассказ Алексея, Сокто незамедлительно расторг договор с фирмой. Вот, правда, по условию договора 25 процентов от 1200 евро (сумма услуг с прошлого года значительно повысилась. - Авт.) пришлось отдать.

- Я как поговорил с Алексеем, так сразу побежал к ним. Они уже и документы мои в Москву отправили. Но ничего, через неделю вернули. Я от родины не отрекался. Так что если дело до суда дойдет, все скажу, как есть, - говорит Сокто.

Сергей Николаевич, работник улан-удэнского представительства , а именно , не пожелал почему-то назвать свою фамилию и конкретную должность. Он лишь посетовал на то, что ему приходится пожинать плоды ошибок прежнего агента, уехавшего в другой город:

- Чтобы привлечь побольше народу, Виталий Николаевич Кузнецов, бывший владелец предприятия, не рассказывал обо всем людям. На самом деле, пользуясь определенными эмиграционными законами стран, там можно трудоустроиться только так: заехать туда по туристической визе и просто просить убежища. Мы так и говорим нашим клиентам.

Сергей Николаевич особо подчеркнул то, что в сумму стоимости их услуг как раз и входит оплата работы адвокатов, которые всячески помогают людям легализоваться.

- По закону они (развитые страны. - Авт.) должны приютить... - глубокомысленно заметил Сергей Николаевич и плавно перевел разговор в русло легальных услуг фирмы, о которых говорить гораздо приятнее, нежели о программе, , по его же словам.

В отличие от своего предшественника нынешний коллектив , как было подчеркнуто, людям говорит только правду. Впрочем, Сокто Бадмаев, как раз у них покупавший информацию о трудоустройстве, говорит другое:

- О беженцах и трех месяцах выжидания вообще никто не говорил. Было четко сказано: как приедем, так сразу нас устраивают на завод. Зарплата - 1500 евро, автобус будет по утрам на работу возить, можно будет перемещаться свободно по всей Европе:

Екатерина Горбунова, менеджер московского представительства , по телефону подтвердила, что социальная программа о беженцах в их агентстве действительно действует и пользуется популярностью у клиентов.

- А за действия своих партнеров в регионе мы ответственности не несем, - сказала женщина.

В довершение всего выяснилось, что партнер в Улан-Удэ, именуемый в документах как , т.е. юридически самостоятельное предприятие, собственной лицензии на право деятельности не имеет.

Как сообщила Екатерина Хамарханова, зам. начальника управления по делам миграции, в связи с этим сейчас дело находится на рассмотрении в суде.

Автор:

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях

Читайте также