Общество
1226

Русская грамота китайской кухни

Улан-удэнка Лариса Сун превратилась из домохозяйки в бизнес-леди и выучила китайский язык

- Я раньше и не замечал, что она такая, - говорит ее муж Алексей. - Думал, хозяйка и хозяйка: убираться может, по кухне, с детьми управляться... А тут даже зауважал как-то по-другому

- фраза героини Веры Алентовой из кинофильма давно стала хрестоматийной. Однако воплотить ее в реальность на собственном примере способен не всякий. Улан-удэнская домохозяйка Лариса Сун решила рискнуть: когда дети выросли, а работа на заводе, оставленная когда-то ради них, окончательно потеряла привлекательность, она переквалифицировалась в бизнес-леди.

Теперь она - администратор, зав. производством и просто правая рука своего мужа в принадлежащем им китайском ресторанчике . Лариса, как истинная хозяйка, не гнушается никакой работы. Она одинаково легко находит общий язык с поварами-китайцами и городскими чиновниками, а при необходимости может взяться и за швабру.

Постоянные посетители знают русскую хозяйку китайской кухни в лицо и по имени, бывшие коллеги поражаются ее чудесному превращению, а дети и муж уважают по-новому - не только как маму и жену, но и как человека, сумевшего найти себя в незнакомом прежде сложном деле.

Началось все около двух лет назад, когда супруги Сун приобрели небольшое помещение на Батарейке. Сперва думали открыть магазин строительных принадлежностей, но кто-то из друзей посоветовал ресторан: дескать, прибыль будет поменьше, зато регулярная. О профиле его вопрос не стоял: у Алексея Суна обе бабушки - китаянки, сам он в Поднебесной жил до 16 лет, поэтому в кухне китайской разбирается лучше, чем в любой другой, - если не как повар, то как ценитель точно. Дело завертелось. Алексей стал хозяином и директором, жене Ларисе предложил пост администратора.

Та с радостью согласилась: на тот момент она уже пять лет безвылазно сидела дома. До затянувшегося декретного отпуска в начале 90-х работала мастером-технологом на строительном заводе. А после него как-то раз устроилась продавцом и через год была уволена по сокращению штата. Сейчас готова была взяться за что угодно, лишь бы сбежать из круговорота стирки, уборки и готовки. , - смеется она теперь. А тогда на первых порах приходилось нелегко. Пройти толком курс обучения ей не удалось: в торгово-экономическом колледже не набрали группу. Пришлось ограничиться учебниками и несколькими личными консультациями преподавателя.

- Первые дни даже не хочется вспоминать, - говорит Лариса. - Я так смущалась, даже к тому, что меня по имени-отчеству называют, целый месяц привыкала: неудобно было. А первые проверки... Да еще вышло так, что в декабре 2003-го, мы открылись, а в феврале 2004-го, мужу пришлось срочно уехать в Китай. Для меня это был удар. На целую неделю я осталась вообще одна отвечать за все... Даже без переводчика.

Переводчик был необходим: четверых поваров Суны осенью из крупного ресторана в Харбине. До тех пор новые сотрудники в России никогда не были и по-русски могли объясняться только в духе . Лариса, благодаря китайской родне мужа, знала на его родном языке несколько слов. Но этого было явно мало для профессиональной деятельности.

И тем не менее она справилась. Там, где не хватало знания языка, призывала на помощь жесты, мимику, рисунки. Алексей звонил каждый день, готовый в любую секунду подстраховать советом, но Лариса выдержала случайное испытание с честью.

- Сперва я еще думал, придется все-таки нанимать настоящего администратора, - подмигивая жене, признается Алексей. - Но у нее стало получаться все лучше и лучше.

За первые месяцы на новом месте Лариса похудела на семь килограммов. Но постепенно она вошла в работу с головой. Научилась составлять технологические карты - особые руководства, по которым готовят в ресторанах, где должно быть указано количество исходных продуктов, вес готового блюда, точно рассчитана цена и плюс к тому все вкупе должно соответствовать нормам российского общепита. По идее эта еда должна готовиться в соответствии с картой, но здесь вышло наоборот: ведь повара уже умели готовить определенные кушанья и теоретическую технологию приходилось подгонять под них задним числом. Первую свою карту - салата со стеклянной лапшой - Лариса не может вспоминать без некоторого содрогания. Количество нечищеных овощей никак не желало совпадать с выходом, так что переделывать ее пришлось четыре раза. Зато сегодня таких карт на счету молодой зав. производством уже 123 - в разработке 124-я, особо полюбившаяся улан-удэнцам свинина на жаровне.

Составлять карты приходилось в тесном сотрудничестве с поварами. Так что параллельно с освоением общепитовских справочников совершенствовалась Лариса и в , постепенно все лучше понимая своих зарубежных сотрудников. В случае чего поваров возили по оптовым базам, чтобы те по картинкам на пакетиках могли сами выбрать нужные приправы и другие специфические ингредиенты.

Но не обходилось и без курьезов. Как выяснилось, китайцы тоже используют арабские цифры, но пишут некоторые из них немного иначе. Поэтому бегло написанные русскоязычным человеком семерка и единица на взгляд китайца практически неразличимы. А в меню ресторана, для удобства посетителей, каждое блюдо имеет цифровой код. В ситуации же, когда китайский повар запросто мог перепутать салат № 17 с салатом № 11 и подать на стол вместо языка с луком хрустящие свиные ушки, а вместо салата из хрустальной лапши - медузу с огурцами, вряд ли можно ждать благодарности от гостя! Китайцам объяснили, что у русской семерки есть поперечная перекладинка. Тогда они начали путать ее с четверкой... Спасало Ларису только бесконечное терпение и чувство юмора.

А еще - желание найти себя в новом деле. Доказать всем и прежде всего самой себе, что мытье полов, стирка и вытирание носа - не главное и уж во всяком случае не единственное ее призвание. О сделанном два года назад выборе Лариса не жалела никогда - как бы ни было трудно, она всегда знала, что дома больше сидеть не сможет. Таким скучным казалось это после всего, что пришлось выучить, запомнить, что стало действительно частью жизни. Впрочем, не забывает она и заботиться по-прежнему о собственной семье.

- В общем-то по сути я все равно осталась и дома хозяйкой, - говорит она. - Правда, готовит у нас теперь бабушка, а вот стирка, уборка как были, так и остались на мне. Полдня я иногда дома: сделаю дела и бегом на работу. Приходится заниматься всем: мне ж надо в 11 часов двери открыть. А уж вечером до двенадцати, до часу никогда не уйдешь... Зато дети стали самостоятельнее!

Родные, соседи и друзья Ларисы уже привыкли к ее необычной метаморфозе. Бывшие коллеги по цеху, случайно встретив своего в зале кафе, поражаются - как решилась, как смогла? А частые гости ресторана - китайцы - благодарят улыбчивого голубоглазого и светловолосого администратора за вкусный обед и даже не догадываются о том, что заправляет их национальной кухней здесь именно она.

Автор:

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях