Общество
1441

Их ждали с войны больше полувека

Родные узнали о судьбе своих погибших солдат

Все 59 лет после войны семья Чагдуровых знала, что их родственник Идам погиб в 1941 году под Житомиром. Три недели назад они узнали правду

После того, как на Идама пришла похоронка, он жил в немецком плену еще четыре года. То, что сын жив, чувствовала одна мать. Бабушка Раднацу в течение сорока лет после войны вставала рано утром, варила чай и ждала сына:

За тысячи километров от Бурятии Ремко Рейдинг, корреспондент голландской газеты , уже несколько лет разыскивал родственников советских солдат, захороненных на в Нидерландах. Это стало делом его жизни. Спустя почти 60 лет накануне 9 Мая две улан-удэнские семьи узнали, что их отцы, которых они считали погибшими в начале войны, все же дожили до Великой Победы. Наши земляки Пунцык Цыденов и Идам Чагдуров, почти четыре года отбывавшие заключение в немецких концлагерях, умерли от болезней и истощения весной 1945. Благодаря усилиям иностранца и архивно-поисковой группы из Саранска семьи бурятских солдат наконец-то смогут поклониться их праху и положить цветы на могилы.

Известие о том, что могила Идама Чагдурова находится в Нидерландах, для его семьи стало настоящим потрясением. Они случайно услышали по радио, что мордовская архивно-поисковая группа разыскивает родственников наших земляков, захороненных на в голландском местечке Амерсфорт. Надежда Цыдыпова, родная племянница фронтовика, краем уха уловила только знакомую фамилию. Чагдуровых, воевавших в Великую Отечественную, было достаточно. Но сердце не обмануло - она была уверена, что речь идет именно о дяде Идаме.

- Когда все подтвердилось, меня охватила паника и слезы, слезы.., - рассказала Надежда Зогдоновна. - Как будто мне сообщили, что он жив и живет где-то далеко и нас разыскивает.

Пережить первые часы волнения ей помогли коллеги. Они накрыли поминальный стол и вместе плакали, плакали:

Ее младшей сестре Галине про Идама Очиржаповича первым рассказал 12-летний сын.

- Я только приехала, а он с порога кричит: . Я даже не разделась, увидела письмо из Саранска и сразу заплакала, - поделилась Галина Дымбрылова.

С войны не вернулся и старший брат Идама Баир. По воспоминаниям Галины Зогдоновны, все братья и сестры, родившиеся после войны, всегда жили с ощущением, что видели и знали их. Их мать, бабушка Раднацу, всю свою долгую жизнь, а она прожила без малого 89 лет, говорила о них как о живых, как будто бы они всегда были рядом. Над ее кроватью висели старые, поблекшие от времени большие портреты сыновей. С них Идам и Баир глядели юными 20-летними мальчишками: такими и запомнили их родные в 1939 году, когда они уходили на фронт. До сих пор эти фотографии Чагдуровы бережно хранят и считают семейной реликвией.

В их семье из старшего поколения никого в живых уже не осталось. Единственный человек, кто хорошо помнит дядю Идама молодым, его друг детства дедушка Жадамба Банеев, с которым они уходили на фронт. Они вместе ехали эшелоном на Дальний Восток, а потом война их разделила. Больше они не виделись. Узнав о том, что нашлась могила Идама, племянники сразу начали разыскивать его друга, чтобы поделиться с ним этим известием.

Услышав о том, что друг до конца войны находился в конц-лагере в Германии и похоронен в Голландии, старый фронтовик сказал: .

По словам фронтовика, сомнения, что друг погиб, были еще в начале войны.

- Все так запутанно, на него ведь пришли две похоронки в 41-м и 43-м годах, - вспоминает Жадамба Бадмацыренович. - Там такая мясорубка, миллионы гибли, поэтому много ошибок было.

Помогла скрупулезность немцев

Семья Чингиса Пунцыкова считала своего отца пропавшим без вести. Так записано в Книге памяти Бурятии. Ни похоронки, ни извещения о том, что он пропал без вести, родные не получали. То, что их родной человек, бывший военнопленный концлагеря в Германии, умер через месяц после разгрома фашистской армии 10 июня 1945 года, Пунцыковы также узнали от саранской архивно-поисковой группы . Ее командир Алексей Кузнецов просил откликнуться близких старшего лейтенанта. Кузнецов сообщил, что Пунцык Цыденов захоронен неподалеку от городка Амерсфорт в Нидерландах. Теперь семья знает даже номер надгробия - 8708.

В 1941 году от Пунцыка Цыденова пришло последнее письмо с фотографией, на которой он собственной рукой подписал дату - 22 ноября 1941 года.

В нем он дал свое последнее наставление матери - чтобы - и сообщил, что на войну идет командиром противотанковых орудий. Больше известий от него не было.

Заниматься поиском отца Чингис Пунцыкович начал в конце восьмидесятых. Не давала покоя мысль, что нет такого места, куда можно прийти и поклониться.

- Не может человек вот так без вести пропасть! - считает он.

Поиски начал с Подольска, где располагался Центральный архив Министерства обороны СССР. Ответ на запрос пришел, но данные обескураживали своей противоречивостью.

- В Центральном архиве Министерства обороны мой отец числится как Цыденов Пундук, когда его имя правильно пишется Пунцук, , где он жил, был на самом деле не лесхозом, а колхозом. А вместо Кижингинского района написали Нижинчин, - возмущается Чингис Пунцыкович.

Кроме этого, в документе было указано, что Цыденов окончил Тюменское пехотное училище, о котором в семье никто никогда не слышал. В памяти родных сохранилось, что письма приходили из военного училища.

Но больше всего сына фронтовика возмутила запись о том, что звание лейтенанта его отцу было присвоено только в 1948 году.

- Не может этого быть, - горячится Пунцыков. - На фотографии, которую отец лично отправил домой в 41-м году, у него уже были погоны лейтенанта.

После этого Чингис Пунцыков еще два раза обращался в главный военный архив страны. Однако всякие усилия самостоятельно разыскать точную информацию о судьбе своего отца результатов не дали.

Уже позже, изучая архив Кижингинского военкомата, он случайно нашел старую справку, датированную 1947 годом. По всей видимости, ее хотели отдать жене Цыденова. Но так и не передали. В ней сообщалось, что ее муж пропал без вести в декабре 1941 года. Больше ничего найти не удалось.

На главный вопрос своей жизни: где похоронен его отец - Пунцыкову ответил голландский журналист Ремко Рейдинг.

По словам Чингиса Пунцыковича, голландцу повезло больше, потому что он работал с документами, вывезенными непосредственно из немецких концлагерей.

- Ему помогли немецкие педантичность и скрупулезность, чего не хватало нашим архивам, - с сожалением отметил сын солдата.

Сейчас Пунцыковы ждут фотографии с голландского кладбища . Увидеть изображения надгробного камня с могилы их отца для этой семьи сейчас означает отдать последнюю дань близкому человеку.

А семья Чагдуровых 9 мая поедет в родное село Ара-Алцагат в Кяхтинском районе, чтобы поклониться бабушке Раднацу и рассказать о том, что ее сын Идам нашелся. Пусть материнская душа успокоится.

Автор:

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях