Семилетняя война за ордер на квартиру - новости Бурятии и Улан-Удэ
Главное Популярное Все
Войти

Семилетняя война за ордер на квартиру


3341
Через семь лет обращений ко всем ветвям власти

улан-удэнка пишет в Европейский суд по правам человека

С первого судебного иска по квартире, которую профком ЛВРЗ выделил своему старому работнику Александру Абрамец, прошло более семи лет. Все началось с того, что семье рабочего, переехавшей из однокомнатной в четырехкомнатную квартиру в элитном доме, отказались выдавать ордер. Радость новоселов была недолгой. Спустя два года из просторного жилья их выселили в малосемейку

Чтобы не остаться на улице и хотя бы вернуть свою старую однокомнатную квартиру, им понадобилось четыре года судебных разбирательств. Но даже после этого хозяев ждал неприятный сюрприз - бывший жилец оставил им задолженность по квартире в 22 тысячи рублей с пеней.

Путаница с ордером

Накануне нового, 1996 года в однокомнатной квартире семьи Абрамец царило приподнятое настроение. Все с особым удовольствием в новогодний вечер смотрели традиционную комедию , предвкушая скорый переезд в новую 4-комнатную квартиру в элитном доме на улице Комсомольской. Радоваться было чему, семья Абрамец со дня свадьбы жила в однокомнатной квартире. Глава семьи Александр Александрович более 30 лет проработал на ЛВРЗ слесарем, когда стал седьмым в очереди на получение квартиры. К тому моменту подросли двое сыновей, старший женился, и новобрачные тоже стали жить с родителями. Когда на цех, где работал Александр Абрамец, выделили четырехкомнатную квартиру, вышестоящие очередники от нее отказались, поскольку условием вселения было внесение оплаты в размере 32 миллионов неденоминированных рублей.

- Чтобы найти такие деньги, мы на семейном совете решили продать свою однокомнатную квартиру. Но старый Новый год преподнес неожиданный сюрприз. Тринадцатого января вдруг изменились требования по квартире: теперь нам надо было отдать свою однокомнатную заводу и доплатить десять миллионов, якобы взнос за новую квартиру, - вспоминает Евгения Абрамец, перебирая пухлую папку с документами.

Но отказываться Абрамец не стали еще и по более важной причине: вот-вот должна была родиться внучка. Отдали ключи от старой квартиры и въехали в новую. Въехали без ордера, который им выписали, но на руки не отдали. Евгения Абрамец считает роковой ту ошибку, что сразу не потребовала ордер.

- С этого начались все беды. В исполкоме Железнодорожного района я увидела, что в журнале регистрации ордеров под нашу фамилию был выписан ордер с надписью . Но росписи мужа там не было. Оформляя старую квартиру на имя завода, я собрала все справки, кроме одной, об . А дают ее на основании ордера на новую квартиру, который нам отказались давать. Ежедневно, как на работу, я ходила к инспектору по жилищным вопросам, наконец получила выписку из постановления профкома завода на чужую фамилию, да еще на 3-комнатную квартиру. На мои недоуменные расспросы последовал резкий ответ: . Подозрения в том, что нас обманывают, усилились.

По словам Евгении Абрамец, собрать сразу деньги на взнос за новую квартиру они не смогли, в 96-м зарплату не выдавали несколько месяцев ни на ЛВРЗ, ни медикам. На просьбу заключить письменный договор, где бы раз и навсегда были оговорены условия выплаты взноса и передачи старой квартиры, последовал отказ в резкой форме. Без договора отказались выдать ссуду и гасить взнос в счет заработной платы.

- Без такого письменного соглашения получилось наглое вымогательство... Так мы прожили почти 2 года, наблюдая, как другим выдают ордера на квартиры.

Разочарование в законодательной власти

Для семьи Абрамец иронией судьбы стало то, что они жили в одном доме со многими депутатами Народного Хурала, которые занимали квартиры на всю площадку. В тот день, когда их выселяли, Евгения Александровна стояла с годовалой внучкой на руках и надеялась, что на улицу выйдут соседи, занимавшие высокие посты.

- Ни один даже в окно не выглянул. А я боялась плакать, чтобы не испугать внучку, хотя меня трясло от сдерживаемых рыданий. Как раз шел дождь со снегом, внучка думала, что я мерзну. Когда судебные исполнители вывезли наши вещи в малосемейное общежитие, стали заполнять акт о выселении. Та, которая заполняла, начала писать, что вещи вывезены по указанному адресу, тут второй судебный исполнитель ее одернула: . Так и осталось у меня в акте о выселении зачеркнутое начало адреса. Я мужа напичкала успокоительным, а сама всю ночь смотрела в голые стены комнаты, куда нас выселили. Это сейчас у меня ни слез, ни эмоций не осталось, а тогда, как посмотрю на внучку, которая сидела в центре кровати, хотелось самоубийством жизнь закончить. Теснота была такая, что на полу места ребенку поиграть не было.

Выселению предшествовал суд, в который обратилась семья Абрамец. Иск был предъявлен работнику Гаськову, занявшему их старую однокомнатную квартиру, и руководству ЛВРЗ об истребовании имущества из незаконного владения. Директор завода, которым тогда являлся Александр Коренев, подал встречный иск. Суд Железнодорожного района удовлетворил иск ЛВРЗ и постановил вернуть однокомнатную квартиру семье Абрамец, выселив их из полученной.

- А как не подать иск, если на мое имя, как хозяйки приватизированной квартиры, приходили предупреждения о задолженности за квартплату и коммунальные услуги? Возмутило меня и то, что Гаськов, получив нашу квартиру, не жил в ней, а сдавал в аренду. При этом завод не потребовал от Гаськова сдать бывшее жилье. Мотивировали это тем, что заводу не нужны частные дома.

Представитель ЛВРЗ в суде разъяснил, что транспортная прокуратура вынесла постановление о незаконности предоставления 4-комнатной квартиры семье Абрамец и предложила перераспределить ее согласно списку очередников. В связи с чем профком электровагонного цеха отменил свое решение о выделении квартиры на Комсомольской слесарю Абрамец. Железнодорожный суд постановил выселить семью истца в судебном порядке.

Разочарование в судебной власти

Обращение в прокуратуру с заявлением о несогласии с решением суда закончилось тем же, что и повторное исковое заявление в суд. - гласит бумага за подписью бывшего прокурора республики Павла Макеевского.

- На суде я не выдержала и прямо заявила при представителе ЛВРЗ, что у меня украли квартиру. Почему, выселив нас в общежитие, нам не возвращают ключи от старой, однокомнатной? Почему судебные органы, наша равноправная третья ветвь власти, этого не видят? Более того, ни на одном судебном решении нет печати: ни на акте выселения, ни на судебном постановлении. Между тем Гаськов, занявший нашу старую квартиру, ни разу не оплатил квартплату и коммунальные услуги. Доказать это ЖЭУ на основании судебных бумаг без печатей я не могу. Сотрудники ЖЭУ справедливо назвали такие бумаги фальшивкой.

Разочарование в исполнительной власти

Отчаявшись искать справедливость в суде и у законодателей, Евгения Александровна пошла к президенту республики с последней надеждой. Глава исполнительной власти ответил, что ничем помочь не может.

- Ключи от старой однокомнатной инспектор по жилищным вопросам швырнул мужу осенью 1999 года, - вспоминает Абрамец.

Войдя в старую однокомнатную квартиру со смешанным чувством унижения и страха, Абрамец оторопели от ее ужасающего вида. Но самым страшным известием стала сумма накопившейся за 4 года задолженности по квартире - 22 тысячи рублей с пеней. Это не считая долгов за электроэнергию, которые Евгения Александровна вынуждена была заплатить, чтобы им не отключили свет.

- Я оплачивала все услуги, проживая в 4-комнатной квартире без ордера и в малосемейке. Почему я должна платить за Гаськова, занимавшего незаконно все 4 года мою квартиру? Мы начали оплачивать за нее только с момента вселения, все квитанции у меня имеются. Ходила с этим вопросом к Айдаеву, он отослал в исполком. А воз и ныне там.

Мою честь ничем не запятнать

Александр Коренев стал депутатом законодательного органа республики от родного Кабанского района. Интервью дал сразу после поездки к избирателям в Выдрино. Депутат Коренев вспомнил судебную тяжбу из-за квартиры Абрамец сразу. Прочитал копии всех судебных документов и писем-обращений в разные инстанции. И сходу отмел все обвинения в свой адрес.

- Мы не раз вызывали Абрамец и ее мужа на заседания профкома. Они хотели и новую квартиру получить, и старую за собой оставить. Я ее не выселял, это сделано по судебному решению. Потом, что значит многомесячная невыплата зарплаты? На ЛВРЗ почти никогда не было задержки с заработной платой, ну самое большее - 2 месяца. Считаю эту женщину кляузницей, но никакая клевета не запятнает моей политической чести. Пусть подает в Европейский суд, это ее право.

Обращение к власти

- Значит, Абрамец обратилась к прессе, как к власти, после статьи о жилье для депутатов Народного Хурала? Я совершенно согласен с прежней статьей в о том, что депутатам Хурала надо давать временное жилье, а не дарить им квартиры. Но разве что-нибудь изменилось от того, что вы написали? Ничего, - развел руками Александр Степанович. - А вы говорите, власть:

Комментарий юриста Ольги Жигимонт: .

Читать далее

Другая сторона профессии