Общество
2398

<Эльфы> на Шишковке



в ползунки и кофточки бурятских швей оденут пол-России

- Это приятный бизнес, - уверяет Вячеслав Алсаев, директор ООО , - моральное удовлетворение, что делаешь такое хорошее дело для детей. Особенно летом, когда узнаешь свои изделия на них

Фирма - единственное предприятие в Сибири и на Дальнем Востоке, которое шьет одежду для новорожденных и детей ясельного возраста. Они могли бы освоить весь региональный рынок, составив конкуренцию крупным поставщикам детской одежды из центральной России и Белоруссии, но не могут увеличить объемы продукции - не позволяют производственные площади.

В будущем году собирается осваивать зарубежный рынок. В Монголии большая потребность в российском детском трикотаже. Руководство компании планирует поехать с в соседнюю страну на разведку.

Сейчас предприятие располагается в арендованных кабинетах на третьем этаже административного здания ГАП-3. В раскройном цехе длинный пятиметровый стол, на котором раскатаны полотна ткани с нарисованными на них деталями детских маек и ползунков.

Здесь же рулоны цветной байки и уже вырезанные рукава, воротнички и штанишки. Перевязанные и посчитанные, они сложены на подоконнике, полу и столах. Тесно. Между стеной и столом расстояние небольшое: два человека не разойдутся. Закройщиков трое, зайди в кабинет еще несколько человек и будет совсем не протолкнуться.

Каждый квадратный метр на учете, дополнительное оборудование поставить некуда.

Мы не знали, что покупать

А начиналось все с бытовых проблем. У Алексея, старшего сына в семье Алсаевых, в середине 90-х родился сын. Ассортимент детского питания не отличался разнообразием. Тогда Алексей и предложил семье заняться оптовыми закупками столь востребованного продукта. За бизнес взялась вся семья.

- Рынок был достаточно свободен, конкурентов не было, и мы решили рискнуть.

Представление о том, какой именно вид детского питания необходимо закупать, начинающие предприниматели имели смутное. Но со временем эта проблема решилась.

Через несколько лет к фруктовым пюре и молочным смесям добавились игрушки и детская одежда, которую привозили из центра России. В 2000 году ползунки и кофточки для детей стали шить сами. За воплощение этой идеи взялся Вячеслав.

С оборудованием проблем не было - частично закупили японские машины, те, что попроще, брали на фабрике верхнего трикотажа. Первыми сшили комплект для новорожденных: ползунки, кофточку и чепчик. Потом добавили к ним плавочки и майку. Технологию и ассортимент подсматривали у крупных российских фабрик. Случались и недоразумения.

- К нам стали мамы обращаться, что швы на кофточках натирают кожу у ребятишек. Мы подумали, посмотрели и стали шов делать снаружи. Продажи сразу возросли.

В ожидании переезда

Ассортимент компании с тех пор намного расширился. Теперь на продукции предприятия даже стоит свой фирменный знак. Спрос растет, а объемы зависят от площадей.

- Были бы площади, мы могли бы поставить еще несколько машин и процентов на сорок увеличить объемы. У нас и работницы уже есть, только они сидят, ждут, когда же мы расширимся, - делится наболевшим Вячеслав Алсаев.

Чтобы выкупить помещение, придется изымать деньги из оборота. Банк кредитов не дает, потому что у компании нет кредитной истории. С начала основания фирмы предприниматели пользовались собственными средствами. В конце 2003 года на предприятии побывали экономические эксперты и представители госструктур. Во время разговора обсуждалась проблема нехватки площадей. Город заинтересовался фирмой, обещал помочь. Дальнейшее развитие могло бы частично решить вопрос женской безработицы, считает Владимир Грехов, заместитель мэра, председатель комитета по социально-экономическому развитию города. Но пока стараются решать свою проблему сами.

В июне компания должна заехать на выкупленный первый этаж административного корпуса ГАП-3. Там предполагается разместить оптовый центр и склады. Основное производство - швейный и закроечный цеха - будет находиться на втором этаже. Но заехать туда можно только в августе, пока не будут выплачены оставшиеся деньги.

Рядовые сотрудники предприятия, швеи и закройщики, тоже с нетерпением ждут переезда.

- Мы мечтаем расшириться, тесно нам. Мы хотели бы, чтобы на нас внимание обратили, потом Вячеслав Юрьевич пообещал нам столовую сделать, если будет место, - уверяет контролер Галина Хлевова, энергичная женщина с короткой стрижкой.

Работницы знают друг друга давно, еще со времен совместной работы на фабрике верхнего трикотажа. Когда несколько лет назад она закрылась, многие из них сидели без работы.

Коллектив в практически одного возраста - всем около сорока лет. Сами женщины о своей работе рассказывают с улыбкой:

- Ведь в нашем возрасте кому мы нужны? Нас даже в магазин, наверное, уборщицей не возьмут, а здесь мы в тепле сидим и нормально вроде зарабатываем, держимся за эту работу, - рассказывает Галина.

44-летняя швея Дарима Хабалова работала на дому, шила простыни и пододеяльники, в ее позвала подруга.

- Тут, конечно, хорошо, но платили бы больше, вообще было бы хорошо. Тут работа стабильная, график мне нравится: два дня работаем, два дня отдыхаем - дома успеваешь что-то сделать. Самое главное - зарплату дают вовремя. Чем дальше, наверное, тем лучше будет, - надеется она.

Автор:

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях