Заложники Троицкого монастыря
Главное Популярное Все
Войти

Заложники Троицкого монастыря


1234


Душевное состояние умалишенных усугубляется пребыванием в нечеловеческих условиях

- Да мы привыкли за много лет жить рядом с этими больными. Они вроде не сбегали никогда. Ну а если и сбегали, то их, наверное, имали (ловили), - говорит баба Настя, жительница Троицка, где в здании бывшего монастыря находится психиатрическая лечебница

Уже второй год ее собираются переводить на новое место - в ближайшее село Ильинка, в здание бывшей мебельной фабрики. Монастырский комплекс, памятник архитектуры, по закону должен отойти к его исконным владельцам - священнослужителям. Пока чиновники Минздрава и правительства решают, где взять деньги на проект и реконструкцию новой психлечебницы, медперсонал больницы ломает голову над тем, как разместить своих пациентов на все более ужимаемых территориях.

За последние годы работники церкви забрали себе часть зданий монастыря. Уже освободили Никольскую церковь, где располагалось мужское отделение, надвратную церковь, гараж. На очереди - дом настоятеля. Освободить его невозможно. Там сейчас - второе женское отделение.

От тесноты, а главное, неприспособленности древних стен под покои лечебного учреждения физически страдают те, у кого в прямом смысле душа болит.

Грустное бытие

Более семидесяти лет назад, когда в монастыре расположилась психбольница, церковные помещения переоборудовали под палаты самым примитивным образом. Спецучреждение закрытого типа больше напоминает тюремные бараки. Звонки и замки на всех входных и внутренних дверях, решетки, мрачные темные помещения, недостроенные хозпостройки во дворе, архаичное печное отопление...

Больные обитают в палатах казарменного типа, больших, мрачных помещениях с высокими потолками-сводами, плохо сохраняющими тепло.

В женского отделения № 4, что находится в здании Троицкого собора, 45 койко-мест. Вместе живут шизофреники, олигофрены-имбецилы:

В коечных узеньких проемах словно застыли фигурки женщин. Одна, мерно качаясь, сидит на кровати. Другая, ежась, прижимается к печной стене. Темные круги под глазами, тяжелые взгляды, коротко остриженные волосы в целях профилактики педикулеза...

Галина Ивановна Калашникова из Селенгинска здесь всего неделю. У женщины параноидальная шизофрения. Кроткое и как будто испуганное лицо, слезы и просьбы отпустить домой к дочери: Услышав утвердительный ответ врача, Галина Ивановна чуть заметно улыбается, но затем вновь начинает тихо плакать. По ее словам, . Безумие не избавляет от ощущения физической боли, холода, дискомфорта.

Все располагаются на улице, в небольшом деревянном пристрое к основному зданию. Маленькая гигиеническая комната не выдерживает натиска полусотни женщин, потому запах в помещении стоит невыносимый. Пяти минут пребывания в женском отделении достаточно, чтобы закружилась голова, а к горлу подкатил тошнотворный ком.

Легким больным здесь тяжелее всего. Они ведь все осознают, заметил Александр Нимаев, главврач Троицкой психиатрической больницы.

Вполне в своем уме восемнадцатилетняя Лена Матросова. Субтильная девушка, выглядящая лет на пятнадцать, с особой жестокостью убила женщину. Она из категории , преступников, находящихся на принудительном обследовании, которые, вопреки всем нормам, находятся вместе с другими больными.

Также вместе живут пожилые и молодые, в отличие от стеклозаводского психдиспансера, где есть отделение для престарелых пациентов. Семидесятилетняя Анна Федоровна Жаркова здесь уже четвертый год. Она утверждает, что .

Сейчас в Троицкой больнице гораздо больше мужчин. Мужское отделение № 1 больше остальных покоев похоже на больницу.

Владимир, интеллигентного вида мужчина в очках, читающий журнал, из разряда , или больных, избавляющихся от алкогольной интоксикации.

Через две кровати, укрывшись с головой, лежит Толя Яркин, бывший зэк. Он страдает эпилепсией, сюда его перевели совсем недавно из туберкулезного отделения.

В этом небольшом сыром обшарпанном помещении находится 75 человек. Заходить внутрь сотрудники не советуют: у многих психически больных еще и открытая форма туберкулеза. Здесь в прошлом году заразились три человека из медперсонала.

В отделении вместе лежат острые больные, хроники и принудительные больные, говорит Виктор Секерин, врач мужского отделения №2.

Бросается в глаза маленькая фигурка подростка. Это пятнадцатилетний Ваня из Кабанска. Выглядит вообще лет на 12. Здесь находится на принудительном лечении-обследовании.

Сергей Григорьев из Тунки - один из так называемых больных с манией величия. Он уже много лет считает себя королем, . Его взгляд то неприятно буравит, то устремляется куда-то в прострацию. Врач постоянно держит на плече возбужденного больного руку.

Рядом стоит Олег - сорокалетний мужчина с лицом ребенка, не говорит, но умеет сам одеваться, делать неквалифицированную работу.

Трудотерапия здесь только приветствуется. Некоторым больным доверяют даже колку дров.

Совершенно разных психических больных, содержащихся в одной палате, разделяют лишь ряды коек. Кого-то кладут у печки, кого-то ближе к входу.

Молебен за переезд

Чтобы перевезти больных в Ильинку, благоустроить там бывшие производственные цеха, нужны немалые средства. В прошлом году планы Минздрава по переносу психиатрической больницы нарушило сокращение бюджета.

Сейчас министр здравоохранения Валерий Кожевников пообещал повлиять на формирование бюджета на 2004 год, чтобы в новом году больные переехали в Ильинку. Хотя твердых обещаний министр не дает.

- Ну, сами рассудите, кому я в первую очередь выделю деньги, детям в многопрофильной больнице или душевнобольным людям? - эмоционально замечает Валерий Вениаминович.

Другой, более дешевый вариант расположения лечебного учреждения, например в Новой Бряни, может обернуться массовым увольнением медработников. Многие из них живут в соседних от Троицка селах и переезжать не собираются.

Антонина Шекунова, и.о. главного врача, работает здесь уже третий год и приезжает на работу из Селенгинска.

- Коллектив у нас стабильный, укомплектован полностью. Многие проработали по 40 лет, - говорит Антонина Иннокентьевна.

Любовь Егоровна Кочмарева, дежурная медсестра мужского отделения №1, здесь около 37 лет и надеется, что благополучно доработает до пенсии. Она, как и многие ее коллеги, считает, что психиатрической больнице необходимо благоустроенное, специально оборудованное здание. В таких условиях не только трудно жить больным, но и очень нелегко работать врачам и санитарам.

Тем временем церковнослужители во главе с отцом Антонием периодически проводят церковные обряды в занятых помещениях. Жители Троицка пока не особенно торопятся в церковь. Еще долго святое место будет ассоциироваться у них с местом содержания душевнобольных.

Читать далее

Другая сторона профессии