Начался суд по <делу инкассаторов>
Главное Популярное Все
Войти

Начался суд по <делу инкассаторов>


2067


Процесс сразу объявили закрытым

- Я смотрю на него, - тихо говорит Мария Сакияева, жена одного из убитых, - такой молодой, красивый... Даже не представляю, что это он сделал

На прошлой неделе начался закрытый судебный процесс над Антоном Шеноевым, которому предъявлено обвинение в убийстве троих инкассаторов Федеральной почтовой связи 5 марта текущего года. Следствие считает, что именно он спланировал и совершил преступление, дерзко напав на машину сотрудников почты, которые привезли пенсии в 33-е отделение связи, находящееся в самом центре Октябрьского района, рядом с 56-й школой и жилыми домами на улице Краснофлотской. Убив троих и ранив четвертого инкассатора, он похитил более миллиона рублей. Такие деньги были нужны Шеноеву для того, чтобы отдать долг за проигрыш в казино, доказали сыщики.

Процесс по делу Антона Шеноева судья Верховного суда Петр Пержанов объявил закрытым, удовлетворив ходатайство УФПС и страховой компании . Причиной стало то, что в деле есть материалы, разглашение которых может нанести вред Управлению почтовой связи - к примеру, график работы инкассаторов, информация об их вооружении. Кроме того, в материалах дела сведения о страховке Управления связи в , которые нельзя публиковать как охраняющиеся федеральным законом. Поэтому на суде могут присутствовать только те люди, которых непосредственно коснулись события 5 марта 2003 года.

В зале суда мать и вдовы погибших инкассаторов впервые увидели человека, которого считают виновным в том, что он сломал жизни их семьям. Антон Шеноев - худощавый молодой человек среднего роста. Тонкий нос, стрижка ежиком, выступающие скулы. Он сидел на скамье подсудимых, спокойно и невозмутимо глядя в зал сквозь решетку. На его лице не было ни грусти, ни нетерпения - разве что усталость. Иногда он запрокидывал голову и по целой минуте молча смотрел в потолок.

- Это сегодня он такой, - говорит Галина Горбунова, вдова погибшего Анатолия Горбунова. - А в прошлый раз все сидел и улыбался. Я смотрела, смотрела, да не выдержала и сказала: Вот после этого он уже немножко сник.

Из всех трех женщин Галину Михайловну, единственную, не сломило горе. Но и она не может без слез думать о муже, возвращаясь вечерами в холодную и темную однокомнатную квартиру в неблагоустроенном доме на улице Дзержинского.

- Я всегда Толю утром провожала, - вспоминает она день трагедии. - Чай сварю, пожарю, что есть, а тут заспала! Проснулась - а он уже в дверях стоит, ну, все, говорит, я пошел...

Информация об обвиняемом

Шеноев Антон Игоревич родился в ноябре 1971 года. Женат, имеет дочку шести лет. Ранее судим (был осужден на два года условно). Последнее место работы - страховая компания .

Во время следствия Галина Михайловна познакомилась с матерью другого погибшего, Артура Поликарпова, - Ниной Раднаевной. Теперь женщины стараются поддерживать и ободрять друг друга по мере сил.

- Галя совсем ходить не может, - кивает Нина Раднаевна на Горбунову, вытирая слезы скомканным бумажным платочком. - А я, видите, какая стала? И память потеряла. Ничего не помню. Мне только скажут, а я уже все забыла... Вот-вот, посмотрите, - она быстро шепчет, всем телом поворачиваясь вслед за прошедшим по коридору мужчиной, - и мой сын такой же был: высокий, здоровый, такие плечи!..

В ноябре женщины вместе ходили к матери обвиняемого - . Их удивило, как спокойно та держалась.

- Она говорит, что его не растила, - рассказывает Галина Михайловна. - Его бабушка с дедушкой вырастили. Я говорю, куда же вы смотрели, что он играет в казино! А она отвечает: он взрослый человек и сам за себя отвечает, а я за сына не в ответе.

Родственники обвиняемого уверены, что Антон ни в чем не виноват, что он не мог совершить это преступление, рассказали потерпевшие. Родители и жена Шеноева от разговора с журналистами категорически отказались, ссылаясь на то, что в прессе публиковались ложные слухи о его самоубийстве.

А вот жене третьего убитого инкассатора, Марии Сакияевой, действительно не хотелось жить. После смерти мужа она осталась одна с четырьмя детьми, от горя несколько месяцев тяжело болела, потеряла память.

- Я четыре месяца была на больничном, в депрессии, - тихо говорит Мария Чимитдоржиевна. - Вообще ничего не понимала. Хотелось только уйти за ним. Потом подумала: у меня же дети. Мне надо бороться.

Мария Сакияева получила третью группу инвалидности. Спустя полгода после трагедии женщина начала немного успокаиваться. Но после того как она побывала на предварительном слушании в суде, состояние ее резко ухудшилось: . Сейчас Мария Чимитдоржиевна чувствует себя так плохо, что даже не смогла прийти в зал суда.

- Я принесла справку, что на больничном, - говорит она. - Да я и не знаю, что бы там стала говорить. Как мы жили? Какой человек был муж? Ведь я же не видела, как его убивали... Но если я буду нужна, пусть меня вызывают. Не знаю, как я буду сидеть там, но я должна идти, должна бороться за мужа.

Ни Галина Михайловна, ни Нина Раднаевна, ни Мария Чимитдоржиевна не могут поверить, что этот невысокий, такой обычный на вид парень - тот самый жестокий убийца, хладнокровный преступник. Доказать или опровергнуть это предстоит суду присяжных, который только приступил к исследованию материалов дела.

- Мне все равно, - говорит Галина Горбунова, - посадят его или отпустят. Мужа своего я этим не подниму. А он для меня - тьфу, пустое место.

Читать далее

Другая сторона профессии