Возвращение из ниоткуда - новости Бурятии и Улан-Удэ
Главное Популярное Все
Войти

Возвращение из ниоткуда


1709


Он не помнит, как его зовут и кто его родители. Но точно знает, что умеет есть палочками, которые уверенно называет

В этом мире Семен помнит себя только последние полмесяца. Несколько недель назад он потерял память. Как это произошло, не помнит. Прошлое как- будто вычеркнуто из его памяти волевым движением чьей-то руки. После того как молодой человек обратился за помощью в ОВД Советского района и его фото опубликовали в газете , родственники нашлись. Только от них Семен узнал, что носит фамилию Шалбанов, у него есть жена и трехлетний сын

Семена никто не искал, потому что в конце сентября он уехал на заработки в Красноярск. Вернувшись оттуда в начале ноября, парень сразу приехал в родительский дом в Верхнюю Иволгу, но с отцом разминулся - тот уехал в город. Куда после этого отправился Семен и что произошло дальше, никто не знает. Родные думали, что он поехал к жене в Новоселенгинск, а жена была уверена, что он еще не вернулся из Красноярска.

Сейчас Семен проходит лечение в республиканском психоневрологическом диспансере. Как только пациенту по фамилии Неизвестный врачи сообщили, что к нему едет отец, парень впервые в жизни написал стихотворение. Вдруг полившиеся строчки Семен торопливо записывал мелким почерком на обложке книги с названием , которую ему дали почитать:

.

Первое, что увидел Семен, придя в себя, - была лавочка, на которой он сидел в окружении незнакомых людей. Как позже выяснилось, на Элеваторе. На его просьбы объяснить, где он и что с ним произошло, окружающие смогли сказать немногое: . Потом опять был провал. Очнулся Семен на лестничной площадке пятиэтажного дома. Выйдя машинально на улицу, молодой человек добрел до ближайшей остановки. Только здесь он понял, что абсолютно не помнит, куда и зачем ему нужно ехать.

Осознав реальность происходящего, он ощупал свои карманы. Там нашел только портмоне с одним ключом желтого цвета и деньги - чуть больше ста рублей. Еще в кошельке лежала помятая фотография официанток в форменной одежде на фоне барной стойки. На обороте он прочитал надпись: . И число: 15.11.03. Это был единственный мостик, связывающий его с вдруг исчезнувшим прошлым.

Прочитав надпись на фотографии, он, хоть и неуверенно, говорил, что его зовут Семеном. Также предположил, что он студент из района и учится в городе. Живет, вероятнее всего, в общежитии, поэтому его никто и не ищет. Он цеплялся за малейшую подробность, способную вернуть ему свое .

Открывал он для себя и свое тело. Неожиданно разглядел на левом запястье наколку - III группа крови, положительный резус. Еще одну на внутренней стороне среднего пальца левой руки в виде маленькой буквы заметил спустя неделю.

Сто рублей растягивал как мог.

- Питаться надо было, - рассказывает Семен. - Я покупал все самое дешевое. Хлеб брал редко, разве что недорогой - по 5.50. Еще есть на рынке очень дешевые булочки по 60 - 80 копеек. Там же брал пластиками нарезанные куски сала от 4.50 до 8 рублей.

Названия улиц, районов Семен узнавал из разговоров случайных прохожих на остановках или читал на табличках. Он упорно бродил по незнакомым улицам в надежде, что его кто-нибудь узнает и окликнет. Из своих скитаний молодой человек заново извлекал жизненный опыт, в одночасье исчезнувший у него за плечами. Одним из открытий для него стало то, что в . Их он каждый раз искал, чтобы устроиться на ночлег. Иногда страх заставлял его спать в леденящем холоде.

- Преследовали меня несколько раз. То есть чувствовал я, что хотят на меня напасть, - говорит Семен, потирая ладонями виски. - Тогда я заходил в первый попавшийся подъезд, поднимался на пятый этаж и сидел там до утра. Пусть там холодно или тепло, мне все равно.

На улицах города он встречал разных людей.

- Кто-то понимает, кто-то - нет. Некоторые сразу просят: . А кто-то сигаретами угощал и даже деньги давали. Всякое бывало. Много людей повидал из молодых.

В последнюю ночь, перед тем как прийти в милицию, он в одном из домов недалеко от отыскал теплый подъезд. Снял ботинки, чтобы посушить, и уснул.

- Проснулся, и первая мысль была сразу одеться и поскорее покинуть подъезд, - вспоминает Семен. - Потому что раньше, где я ночевал, меня всегда выгоняли. Люди принимают меня не за того. Это их дело. Я их не сужу... Смотрю, ботинок нет. Украли. Остался в одних носках. Выходил один дедушка, я у него помощи попросил. Он дал мне обувь, в которой я сейчас, и посоветовал обратиться в милицию.

Поначалу искать помощи у стражей правопорядка Семен не хотел.

- Первый раз, когда я обратился к милиционерам на Элеваторе, они меня отправили куда подальше. Я объяснил, что ничего не помню, просто дом хочу найти свой. Они сказали: . Наверное, приняли меня за ненормального.

В ОВД Советского района, куда он пришел с последней надеждой найти себя самого, к нему сначала отнеслись с недоверием.

- Говорили, наверное, он врет все это специально. Дескать, сделал сейчас убийство и хочет, чтобы на него это не пало. И сразу руки у меня проверяли, внимательно так разглядывали. А Матвей из 30-го кабинета взялся мне помочь. Накормил меня в буфете. В отделе я переночевал на лавочке. А потом заместитель начальника ОВД Хамагаев Баир Цырендоржиевич позвонил в больницу имени Семашко, и меня туда направили. Я очень благодарен Матвею и Баиру Цырендоржиевичу. Они просто по-человечески помогли мне.

В БСМП, куда Семена направили на консультацию, он просидел до вечера.

- Медсестра меня накормила, дала мне чашку, ложку. Котлетки мясные в капусту завернутые - не помню, как называются. Когда я их ел, задумался и вспомнил, что я что-то такое ел, но только не ложкой, а палочками. И вспомнил, как они называются - . Это точно. Мне говорят, а может, ты в ресторане работал? Я не знаю, - улыбается Семен. - Может, за границей был.

По словам лечащего врача Николая Венедиктова, заведующего отделением РПНД, больные, потерявшие память, появляются у них не так часто. Врачи рассматривают несколько причин такого состояния своего пациента, но пока отдать предпочтение какой-либо не могут.

- Возможно, случилось это из-за травмы головы, интоксикации организма, в том числе и отравления неизвестными ядами и препаратами. Пока Семен будет находиться и лечиться у нас, он дал на это согласие. Это психиатрическая больница, и пациенты сюда попадают, подписав письменное согласие. Мы будем применять препараты для улучшения мозгового кровообращения и восстановления утерянных функций памяти. Он пытается вспомнить, добыть какую-то информацию и выйти из этого состояния. У него есть критическая оценка сложившейся ситуации. И поэтому он начал искать помощь.

Отца Семен не узнал. Войдя в кабинет своего лечащего врача, парень лишь кивнул ему из вежливости. Данил Семенович пытался хоть как-то помочь сыну вспомнить, что у него есть жена, трехлетний сын, старый дедушка-инвалид, но безрезультатно.

- Я сегодня только узнал, что мне 25. Я умею рисовать. А еще на гитаре играю. Говорят, у нас в семье все рисуют и играют. Только я не могу вспомнить. У меня, оказывается, еще братья, сестры есть. Сказали, что я ювелир-чеканщик. Немного тяжеловато сейчас, - вздыхает Семен. - Говорят, ты умеешь, знаешь, а я не помню. Не знаю, почему я ничего не помню. Что-то по-иному все себе представлял. Я должен был узнать. Думал, что узнаю. А так, конечно, я рад, папа, - в голосе Семена слышится нежность. - Я даже стихи сегодня писать начал.

Семен Шалбанов не теряет надежды, что однажды он все вспомнит и вновь начнет заниматься своим любимым делом - чеканкой.

- Я с психологом разговаривал, говорю, мне надо что-то попробовать поделать. Может, привычки какие выявятся. Сейчас газеты читаю. Столько новых имен, даже представления не имею, кто такие. Видимо, как пишут, они знамениты на всю страну. Сегодня вспомнил Пушкина, когда мне прочитали стихо-творение , и еще !!! Точно, такой рассказ есть! Книга Ильина или .

Пока молодой человек интуитивно делает выводы о своих привычках. По зажигалке и открытой пачке сигарет в кармане Семен понял, что он курит.

- Я задумывался о своих привычках. Из плохих, точно знаю, есть одна - плююсь. А из хороших: Я, наверное, терпеливый, - предполагает он, сосредоточенно морща лоб. - Я вспомню, я должен вспомнить. Я чувствую это:

Читать далее

Другая сторона профессии