Общество
1551

Наташа торопилась жить



Она мечтала, чтобы ее всегда окружало много-много цветов

- И вот она сядет - я все зайду и любуюсь ее пальчиками, как они бегают по клавишам. Ой, по пианино ручки ее, - Евдокия Алексеевна Суровая покачивается, глядя на инструмент дочери. - Думаю, какие у нее бравенькие пальчики. Прямые, длинненькие

В небольшом уютном домике Суровых в поселке Исток все осталось так, как будто Наташа ушла совсем ненадолго и скоро вернется. Стоит насеянный ее руками песок, лежат на пианино ноты, в углу маленькой спальни стоит аккордеон, раскрыт альбом с последними фотографиями из Санкт-Петербурга. День учителя, который праздновали педагоги, стал для преподавателя музыки Наташи Суровой последним. При возвращении из ресторана домой в поселок Исток она была убита в самом центре города, в сквере перед зданием Народного Хурала. 10 октября ей исполнилось бы 23 года. Этот день стал днем ее похорон. За свою недолгую жизнь Наташа хотела успеть сделать многое. Последней, самой большой ее мечтой было побывать в Сочи.

С самого детства Наташа хотела заниматься музыкой. В пять лет родители купили своей дочке, проявившей поразительное упрямство, маленький баян. А во втором классе Наташа настояла, чтобы ее записали в музыкальную школу.

- Когда у нас старшая дочь ходила в первый класс, мы из Тэгды переехали в Исток. Когда Наташа училась во втором классе, попросила: , - вспоминает Наташина мама Евдокия Алексеевна. - Поехала в аэропорт, смотрю - объявление висит, что принимают детей на прослушивание в музыкальную школу. Прослушали ее и записали. И вот с третьего класса она одна ездила в аэропорт - никто ее не тронул. Девочка у меня третья маленькая была, беспокойная. Куда ж я ее провожу? Наказываю ей: ой, доча, ты аккуратненько, моя, иди. Она сбегает и за молочком. Шапочку красненькую наденет. Все перед глазами у меня. Пять лет ей было. Вместо молока и сливок наберет.

Пианино в доме Суровых появилось сразу, как Наташа после окончания педколледжа поступила заочно на дирижерско-хоровое отделение академии культуры. 29 сентября у нее началась сессия, ставшая для нее последней.

В семье легкая на подъем Наташа была в роли руководителя.

- Соберет свою команду. Две сестры у нее - старшая Оля и младшая Леночка, двоюродные сестры. Скомандует: Огонек наш был. Она заряжала нас энергией какой-то. Всем помогала.

Наташа не любила сидеть на месте. Родные, соседи, однокурсники всегда видели жизнерадостную девушку за какой-то работой. Она словно торопилась, желая все успеть в этой жизни.

- Любила, чтобы все чистенько было. А ходить? Никуда не ходила. Шила, вязала всем. Рисовала. Зачем, спрашиваем?.. Пригодится. Вот торопилась все куда-то. Всего хотела много. Коров мы держим. Она: . Сено косила сама. Хотела, чтобы все было чисто, опрятно. Не любила тяп-ляп делать. Вымоет пол, ничего нигде не оставит. Ой, никто так не сделает, как она, - со стоном протягивает Евдокия Алексеевна.

Мать, приложив ладонь к заплаканному лицу, задумалась. Потом, словно очнувшись, заговорила снова. Рассказывая о Наташе, она словно оживала, но только на мгновения.

- Вот недавно песку насеяла. Я говорю: доча, зачем? А она: . Вы не поверите, сколько она их купила. Вот куда я теперь все эти цветки дену? - исступленно твердит Евдокия Алексеевна, держа в руках цветные пакетики. - . Кто мне теперь садить их будет? Гады, изверги:

Торопливыми движениями Евдокия Алексеевна перебирает на черном пианино ноты, разложенные руками дочери:

Только на минуту успокоившись, мать снова застонала, словно от физической боли.

- Племянники мои маленькие приедут. Откроет она это пианино: вот тут птичечка, вот тут слон, а вот тут медведь топочет, - Евдокия Алексеевна, ударив по клавишам инструмента, прячет мокрое от слез лицо в полотенце. Звук, зазвенев, внезапно оборвался, обнажив в тишине рыдания матери. - Ой, как я теперь буду!

Наташа не боялась работы. Любое, пусть даже мужское, дело спорилось в ее руках. Нередко в доме она заменяла отца, который часто ездил в командировки.

- Прихожу как-то - я молоко езжу продаю - она в ограде дорожку цементирует. Как я теперь по ней ходить буду? - Наташина мама судорожно всхлипывает. - Сказала мне: . Отца-то все время нет. Да приедет, устанет тоже. А она все сама.

Перед тем как в дом должны были пожаловать сваты к старшей сестре Ольге, сестры втроем затеяли ремонт.

- Они за три дня печку переложили. Отец в командировке был. Двойные стены сделали. Ой, как я теперь мимо них ходить буду, - Евдокия Алексеевна гладит стены, совсем недавно оклеенные светлыми обоями. - Наташа, она как огонь была: вспыхнет и тут же отойдет. И мне всегда говорила: . Вот обидели ее, а она все равно не будет зло держать в душе. И почему-то повторяла мне: .

После неудачной попытки устроиться в школу Наташа пошла работать музыкальным руководителем в детский сад .

Этим летом девушка побывала в Санкт-Петербурге. И очень жалела, что не взяла с собой сделанный накануне загранпаспорт и не использовала возможность съездить из Питера в Финляндию.

- Приехала и говорит: . Я еще ругаюсь, ты зачем столько - 120 - фотографий привезла! А она: . Спрашиваю, зачем, доча? А она - .

Евдокия Алексеевна достает из серванта три альбома с Наташиными фотографиями и дрожащими руками перебирает снимки:

- Вот это Санкт-Петербург. Я говорю, куда это ты руку затолкала зверю в пасть. А она: . Вот белое платьице надела. Ну не красавица ли! Посмотрите. Идиот какой-то изгалялся над ней. Ну не убивал бы! Мы бы вместе все это как-нибудь забыли.

Наташа пообещала маме, что если задержится, то останется ночевать у подруги. Поэтому домашние стали искать ее не сразу.

Метаться в предчувствии недоброго Евдокия Алексеевна начала в субботу вечером. Вторые сутки Наташи не было дома.

В понедельник, еще втайне надеясь, что дочь уехала на день рождения своей подруги в Тарбагатай, Евдокия Алексеевна отправилась на поиски.

- Вот что-то надо мне, чего-то не хватает. А вечером телят встречали. Женщина подходит какая-то и говорит: . У меня голова сразу закружилась.

Не пришла Наташа в понедельник и на занятия во

ВСГАКИ.

- Хор для нее было как что-то святое. Она его никогда не пропускала, - говорит Наташина однокурсница Светлана Брезгина.

- В глубине души мы еще надеялись: ну, может, Наташка влюбилась. Познакомилась с кем-то:

В это время по радио и телевидению уже звучали ориентировки о неопознанном трупе девушки, убитой в сквере возле здания Народного Хурала. Висели расклеенные по всему городу фотографии. Но узнать на них Наташу не смогла бы даже мать. В морге Евдокия Алексеевна до последнего не хотела верить, что перед ней ее Наташа.

- Посмотрю - ручки, ножки ее, волосы. Гляну на лицо - нет, не Наташа. Они несут мне свою тетрадь. Это было на ней - было, это было - было. Я опять - на ручки, все ее пальчики перетрогала. На лицо посмотрю - нет, не моя Наташа. Они мне опять тетрадь несут.

Какие-то бандиты ее у меня забрали. Как я ее вырастила всякими правдами и неправдами. Да потерять:

Мне бы только дали, я бы их зубами по кусочкам рвала. Чтобы им так же больно было, как ей, - приглушенным голосом говорит Евдокия Алексеевна, глядя потухшими глазами куда-то вдаль.

Чтобы осуществить свою мечту - увидеть Сочи - Наташа устроилась на вторую работу - мыла полы в транспортной инспекции.

- Я ей говорю: . А она твердит: . Я ей: да ты на потраченные деньги здесь пять, десять ведер наберешь. А она: . Заладила свое. Стремилась она куда-то. Будто все успеть хотела:

Всех, кто видел Наташу Суровую с 3 на 4 октября по дороге от до площади Советов между 23.00 и 03.00, сотрудники милиции просят позвонить по телефонам: 21-02-02, 21-09-19, 21-33-71, 29-29-39.

Автор:

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях